Почувствовать себя пчелой, проникнуть внутрь гигантского осьминога, слететь с ветерком со стометровой горки. Вы все еще считаете современное искусство скучным?

 

Ванкувер, Канада

Дуглас Коупленд. «Цифровая косатка»

Необычный монумент, появившийся в гавани Ванкувера в 2009 году, мог бы показаться просто забавной увеличенной фигуркой лего – так и хочется попробовать самому собрать его из кубиков. Но замысел канадского писателя, художника и исследователя, в центре интересов которого постоянно меняющийся социум, все же несколько многослойнее. По идее Коупленда, эта косатка прыгает из прошлого в будущее, символизируя взгляд на нечто естественное и древнее через сверхсовременные технологии и намекая на перемены, которые происходят с Британской Колумбией прямо сейчас.

Лондон, Великобритания

Аниш Капур, Сесил Бальмонд, Карстен Хёллер. «Орбита»

Самый высокий арт-объект Британии достался городу в наследство от прошедших в 2012 году Олимпийских игр. Эта 115-метровая башня со смотровой площадкой, навевающая (по крайней мере, ее авторам) отдаленные ассоциации с Вавилонской, некоторое время была предметом споров общественности. Видимо, пока скептики не опробовали на себе спуск по ее спиральному желобу – самому длинному и быстрому в мире: 12 витков за 40 секунд способны развеять любые сомнения.

Берлин, Германия

Питер Айзенман, Ричард Серра. Мемориал жертвам Холокоста

Расположенное между Потсдамской площадью и Бранденбургскими воротами, это огромное поле серых стел (их здесь 2711) производит ошеломляющее впечатление. Для максимального эффекта надо побродить среди обелисков разной высоты, на себе прочувствовав, каково это – оказаться в изоляции и перестать понимать логику окружающей среды. Непосредственно под памятником находится информационный центр с фотографиями и историями людей, для которых 1933–1945 годы оказались роковыми.

Дуйсбург, Германия

Хайке Муттер, Ульрих Гент. «Тигр и Черепаха – Волшебная Гора»

Если для обычных жителей и гостей Дуйсбурга лихо закрученная конструкция, появившаяся в городе в 2011 году, – это чудесная возможность размяться и полюбоваться окрестностями, то для искусствоведов – повод поразмышлять, какие смыслы стоят за новым архитектурным символом и как интерпретировать этот постмодернистский гибрид. Относить ли его к индустрии развлечений (американские горки как-никак, пусть и пешеходные) или считать насмешкой над ней? Может быть, это визуализация экономики региона? Конструкция-то стальная, а город – известный металлургический центр. И почему гора – волшебная? Потому что дала новую жизнь промышленной зоне? В любом случае 249 ступенек – отличный способ выяснить, тигр вы или черепаха.

Лондон, Великобритания

Вольфганг Баттресс. «Улей»

Английские пчелы жужжат на ноте «до» – это выяснили музыканты, работавшие над саундтреком для гигантского интерактивного улья, который был установлен в прошлом году в Королевских ботанических садах Кью. Изначально этот арт-объект был создан как Британский павильон «Экспо-2015» в Милане, а теперь является наглядным пособием, погружающим посетителей в жизнь трудолюбивых насекомых. «Улей» состоит из 170 тысяч алюминиевых элементов, имитирующих соты, но самое главное, он подключен к приборам, фиксирующим вибрации настоящих пчел, живущих в Kew Gardens. В зависимости от их активности «Улей» включает музыку, в основе которой переосмысленное пчелиное жужжание, а по ночам пульсирует светодиодной подсветкой.

Бильбао, Испания

Джефф Кунс. «Щенок»

Воплощение сентиментальности – щеночек в цветочек: этот оптимистичный шедевр одного из самых знаменитых скульпторов современности являет собой одновременно и реверанс европейскому садовому искусству XVIII века, и аллегорию современной массовой культуры с ее тягой к «мимимишности». Покрытый ковром из живых цветов 13-метровый терьер успел попутешествовать по миру, прежде чем в 1997 году осел возле ­Музея Гуггенхайма в Бильбао. Внутри – стальной каркас и встроенная система полива, снаружи – от 20 до 60 тысяч саженцев: увидев щенка в мае, вы не узнаете его в июле. Копию селебрити-песика, созданную по заказу американского медиамагната и коллекционера Питера Бранта, можно увидеть в коллекции Фонда Бранта в Коннектикуте.

Шарлоттенлунд, Дания

Йеппе Хейн. «Полукруглый Зеркальный лабиринт II»

В 2013 году датский художественный музей Ордрупгаард, расположенный в нескольких километрах к северу от Копенгагена, открыл этим экспонатом свой парк искусств. Зеркальная инсталляция – не первая, но одна из самых впечатляющих попыток датского художника поиграть с отражениями и пространством. Стенок у лабиринта всего шесть, но изогнуты и расположены они так, что секции отполированной стали показывают не только смотрящегося в них, но и отражения из соседних зеркал: немудрено, что голова быстро идет кругом. Впрочем, детям такой эффект очень даже нравится.

Шэньчжэнь, Китай

Флорентин Хофман. «Кракен»

Говорят, что творчество этого голландского художника обладает психотерапевтическим эффектом, возвращая людей в детство. То он отправит в плавание по Темзе огромного глазастого бегемота, то бросит на центральной площади респектабельного шведского городка 14-метрового плюшевого кролика, то выпустит на французские улицы исполинских слизней жизнерадостных цветов – праздник, да и только! Пожалуй, наиболее известной его работой стала спущенная на воду в 2007 году гигантская желтая утка, пережившая уже не одну реинкарнацию, а среди самых заметных новых произведений – детская площадка в виде осьминога, названная в честь легендарного морского монстра.

Батуми, Грузия

Тамар Квеситадзе. «Мужчина и женщина»

Эти фигуры не просто украшают набережную Батуми, но буквально завораживают прохожих своим медитативным действом. Неуклонно сближаясь, семи­метровые гиганты обмениваются поцелуем, после чего проходят друг сквозь друга и расстаются, глядя в разные стороны. Сюжет, конечно, вечный, но создатель инсталляции вдохновлялась конкретной историей любви грузинской девушки и азербайджанского юноши на фоне трагических событий начала XX века. О ней рассказал загадочный автор Курбан Саид в своем нашумевшем романе «Али и Нино» – именно так эту скульптурную композицию и окрестили в народе.

 

Текст: Алена Тверитина

Опубликовано на сайте: 24.06.2018