Почему нельзя договориться с океаном и как избавиться от привычки двумя руками держаться за кровать по ночам

 

Все, что вам нужно знать о моем чувстве баланса: я не умею кататься на велосипеде. Все время падаю то вправо, то влево. Так что встать на здоровенную доску посреди океана мне было непросто.

Две недели я жила на Шри-Ланке в компании еще десяти человек. Каждый удаленно работал на своей работе, а свободное время мы проводили вместе. Наш голубой дом – тут его звали виллой, что смешно – стоял в деревне Велигама, которая влечет туристов со всего мира идеальным для серфинга побережьем. Заходишь в океан по плечи, карабкаешься на доску, гребешь – и готово! Так это выглядело со стороны. За полчаса мне рассказали, как держать доску, как на ней лежать, плыть, как с нее вставать. Я порепетировала на коврике для йоги раз десять и пошла в океан. Ровно так.

Ланкийцы-серферы развернули на пляже бизнес – дают доски в прокат. Сто рублей за час катания (если считать в российской валюте). Платишь, расписываешься, что сам отвечаешь за свое здоровье, – и все. Дерзай! Новичкам – самые большие и легкие серфы.

– Да она просто огроменная, – вырвалось у меня, когда Артем-Мартем, мой новый приятель, выбрал мне доску в лавке «Счастливый серфер».
– На ней будет проще балансировать. Держи двумя руками!

Тут на 29-м году жизни выяснилось, что у меня короткие руки. Я не могу взять дос­ку под мышку. От пункта проката до океана я пру ее неуклюже, схватившись двумя руками. Подо­шли к воде. Цепляю доску к ноге на лиш (трос), чтобы не потерялась. Лиш с одной стороны крепится к доске. С другой – на мощную липучку к щиколотке.

Идем в океан. Совсем и нестрашно. Я помню правило номер один Артема-Мартема и крепко держу доску. Каждую секунду. Отлично справляюсь! Вода уже мне по пояс. «Я супер-серфер», – уговариваю себя. Артем высокий, сильный и добрый. Я видела, как он катается. Вполне себе. Думаю, пора ему довериться или даже чуть влюбиться, иначе ничего не выйдет. То, что будет происходить дальше, зависит от него.

– Лен, давай забирайся.
Я отталкиваюсь от доски двумя руками, подтягиваюсь и беру серф на абордаж. С пятого раза. «Я тюлень, я тюлень! Я огромный 200-килограммовый тюлень. Тюлени не занимаются серфингом, а лежат на солнышке. Что я делаю!» – проносится в голове. Навязчивая мысль лишает всякой мотивации.

Я не умею кататься на велосипеде, но лежу на огромном серфе в океане. Еще никуда не плыву, не гребу, не еду – прос­то лежу на доске и стараюсь не упасть. Мое тело в шоке – напрягается всё. Каждая клетка держит баланс. Каждая клетка боится упасть с доски, захлебнуться и утонуть к черту. Каждая крохотная волна хочет меня сбить. Пресс, предплечья и плечи берут нагрузку на себя. Они стараются, но не держат меня на доске. Я в панике хватаюсь обеими руками за края.

– Отпусти руки, положи на доску. Пускай лежат, – говорит Артем-Мартем. Но я посреди океана и хочу выжить, спастись! Мне надо держаться руками.
– Да здесь же глубина по пояс! Ты чего? – Артем хохочет в голос.

Через десять минут лежания мое сердце бьется спокойнее.
– Сейчас я тебя разверну, и будем ловить волну. Я скажу, когда грести.
Что, уже? Я не готова. Можно лет через десять? Но почему-то говорю: «Все понятно. Окей. Я готова». Пока жду отмашки, бормочу себе под нос: «Это легко, надо просто держать пальцы рук вместе и с силой проводить под водой то правую, то левую». «Бриджит, ты справишься», – приходит в голову цитата сами знаете из какого фильма. Справа и слева такие же тюлени – начинающие серферы. Все ждут своей отмашки или от ланкийцев – padling, или от русских тренеров – «греби!».

Артем держит доску. Меня почти не качает на волнах. Все славно! Мне нравится серфинг. Можно больше ничего не делать? И тут Артем-Мартем мне кричит:
– Три, два, один. Греби!
Я вытягиваю пальцы ног, держу баланс, поднимаю грудь. Раз гребок, два гребок, три! Волна меня подхватывает. Доска набирает скорость. Я еду прямо из океана к берегу на огромной пластиковой доске. Это как на санках с горы. «Отойдите все! Я не умею рулить этой штукой!» – кричу нерусским серферам по-русски.

Мы с Артемом повторили аттракцион еще раз десять – он показывал тот самый момент, когда надо грести. Я вышла из океана победителем и ждала утра, чтобы скорее вернуться к волнам.

В ту ночь не могла уснуть. Закрываю глаза и вижу океан. Волны несутся на меня. Огромные! Я физически чувствую, как меня качает, и от страха открываю глаза. Похоже, мой офисный мозжечок в шоке. Чтобы привести его в норму, я нащупываю кровать и держусь за каркас обеими руками. Только тогда голова понимает, что мы на суше, в безопасности, и дает сигнал: «Спать крепко и до утра». Так будет еще неделю. После – пройдет.

Заходя в воду, я каждый раз хотела с океаном договориться. Сначала уважительно обсуждала бартер – сказался опыт работы в маркетинге. Переговоры вела примерно так: «Океан, я держу баланс и правильно гребу руками, а ты не выдергиваешь из-под меня доску и не бьешь меня ею по голове».

Бартер работал плохо. Каждые полминуты меня сбивали волны, я не могла ни зайти в воду по плечи, ни доплыть на глубину на доске. Изредка умудрялась добраться до нужной точки, но волна меня сшибала, пока я разворачивала доску в сторону берега. И все заново! Поняв, что океан сильнее и старше в миллион раз, я перешла на тихие просьбы шепотом: «Океанушка, дай прокатиться хоть разок. Пусти, пожалуйста, хоть парочку волн для новичков».

Когда рядом находился Артем-Мартем, все получалось и было весело. Он кричал: «Греби!» Я гребла, отталкивалась ногами и пробовала встать на доску. Без Артема я постоянно ошибалась с волнами. Маленькие мне не давали скорости, большие – сшибали с доски. Если и угадывала с волной, то гребла не вовремя. Волна меня не подхватывала или накрывала сверху.

Через неделю такого серфинга я отчаялась. У меня болели плечи, спина, поясница. Я насчитала на руке, которой держу доску в воде, пять синяков. Парочку больших сине-желтых на ноге. Щеки сгорели. Я чувствовала себя измотанной.

Когда меня сшибла очередная волна, я вышла из воды и потащила доску в пункт проката, чтобы больше никогда не брать. За два часа течение отнесло меня метров на триста от «Счастливого серфера». Я несла доску на голове. Я обиделась на океан, шла по сухому песку – не хотела касаться воды даже ногами.

И тут пришла большая волна. Она лизнула мои пятки разок и отступила назад. Пустяк, скажете. А я подумала, что так океан говорит: «Да ладно тебе обижаться, приходи завтра, еще попробуем!» Я поняла, что сдаваться не время. Нужно больше тренировок.

Решила довести прыжок на доску до автоматизма. Чтобы, когда волна меня подхватит, не мешкать и встать. Расстелила розовый коврик для йоги, выпила стакан воды и включила музыку. Сто повторов! Выпрямляю руки, левую ногу – на ребро, правую выношу вперед. Отлично. Еще 99. На пятидесятом повторе пот капает со лба, но я не останавливаюсь. С каждым разом обиды на океан и на себя все меньше, а уверенности – больше. Сто раз – done! «Получилось на коврике, получится и на доске», – подбадривает меня видео на YouTube.

Следующим утром взяла доску в «Счастливом серфере» и пошла в океан. Долго барахталась, ни разу не встала. Перекусила, отдохнула и пошла еще раз. В пять вечера я была в воде и крепко держала доску. С ближайшей веранды с лежаками и барной стойкой доносилась жизнеутверждающая музыка вроде Аmeriсan Pie Дона Маклина. Она призывала встречать закат и пить прохладные коктейли через трубочку на берегу. Песня придавала уверенности. Я чувствовала себя героем фильма, непременно американского. Солнце светило на меня и на воду. Время действовать! Запрыгнула на доску, развернулась. Оглянулась назад. Выбрала волну. Гребу, отталкиваюсь, подставляю левую ногу, выношу вперед правую, отрываю руки. Я, человек, который не умеет кататься на велосипеде, стою на огромной доске посреди океана. Доска несет меня на берег. Я делаю вдох-выдох и осматриваюсь по сторонам.

Мальчишки из пункта проката «Счастливый серфер» свис­тят и машут руками. Две недели они смотрели, как разворачивалась моя борьба и дружба с океаном. Их мизинцы и большие пальцы выпрямлены, а остальные – сжаты в кулак. Так серферы приветствуют друг друга. Так они приветствуют меня.

Споты для новичков

  • Израиль (✈ Тель-Авив)
    Прямо на набережной работают десятки школ и пункты проката снаряжения. Высокий сезон – с ноября по февраль. Впрочем, новичкам будет интересно и летом, когда волны идеально подходят для первой попытки.
  • Португалия (✈ Лиссабон)
    Приобщиться к серфингу можно на пляжах Каркавелуша (20 минут езды от столицы). Летом в разгар сезона тесновато – сюда рвутся начинающие серферы со всего мира. Зимой вода прохладная – нужен гидрокостюм.
  • Таиланд (✈ Пхукет)
    Новичкам рекомендуют пляж Ката: вход в море плавный, волны небольшие, дно безопасное, ветер ровный.
  • США (✈ Лос-Анджелес)
    Занятие с инструктором из Санта-Моники или Малибу обойдется втрое дороже, чем на Пхукете. Серф-школ на побережье нет, нужно заранее договориться с тренером и записаться на урок.

С небес на воду

Не верьте фотографиям, где красотки в бикини стоят с серфом и улыбаются красной помадой, а волосы у них развеваются на ветру. Если ты белый – за час сгоришь, поэтому щеки и носы серферов покрыты цинковой мазью, которая не смывается водой и защищает от солнца. Глаза через четверть часа станут красными от соленой воды. Прическу наведет океан – волосы будут торчать во все стороны. Многое зависит от униформы: на второй день я пришла к океану уже не в розовом эффектном купальнике с вырезом на спине, а одетая с пяток до шеи – в спортивных штанах и водолазке по самое горло, чтобы не сгорели плечи и руки. В таком виде я каждое утро отправлялась к прокату, брала свою здоровенную дос­ку для начинающих, клала ее на голову (лайфхак для короткоруких, у которых она не умещается под мышкой) и шла к океану.

 

Текст: Елена Сахарова

Опубликовано на сайте: 20.07.2018