Эскапада в горы позволит нагулять аппетит, экзотическая растительность – понять великих мыслителей, а упорный труд – по достоинству оценить вкус вина

 

Познавательная спортивность

Крым замечателен своими пейзажами, и лучший способ оценить их захватывающую красоту – отправиться в поход, целью которого будет не только проделанный путь

Вот два маршрута по юго-западному Крыму из моего скромного багажа. Первый – достаточно короткий – подъем к церкви Воскресения Христова на Красной скале в Форосе. Его легко осилит каждый. Идти надо не по шоссе, а по старой, некогда асфальтированной дороге, которая сейчас представляет собой извилистую грунтовую тропу, живописно петляющую по склону в густой тени деревьев.

При желании немного усилить нагрузку можно время от времени срезать и сворачивать на узкие тропинки, круто уходящие вверх. Однако в этом случае вы должны быть уверены в своей обуви и внимательно смотреть под ноги, чтобы случайно не наступить на змею.

Если идти бодрым шагом, прогулка займет пару часов, а на финише вас будет ждать фантастический вид на побережье и церковь Воскресения Христова. Архитектор Чагин построил храм в неовизантийском стиле в 1892 году на деньги купца, фарфорозаводчика и мецената Александра Кузнецова, который посвятил храм чудесному спасению царской семьи в 1888 году во время крушения поезда, следовавшего из Крыма в Петербург. Говорили, что, когда состав сошел с рельсов, император Александр III держал на плечах крышу вагона, пока его семья выбиралась из-под обломков. Позднее здесь часто бывали отдыхавшие в Крыму члены царской семьи и сам император Николай II...

Тем, кто готов к более серьезным приключениям, могу порекомендовать Большую Севастопольскую тропу, идущую по всему Южному берегу. Если времени немного, один из вариантов – усеченный 10-километровый маршрут. Стартуем у села Резервное и через три километра оказываемся на тропинке, идущей вдоль моря среди заповедных зарослей можжевельника. По рассказам знатоков, это едва ли не самая древняя крымская дорога.

Финиш этого маршрута – у развалин генуэзской крепости Чембало в Балаклаве, «Где италийский меч монголам дал отпор, / Где греки свой глагол на стенах начертали, / Где путь на Мекку шел и где намаз читали...»

Столь романтично описанная в стихах Адама Мицкевича цитадель была воздвигнута в XIV веке и за долгую свою историю несколько раз переходила из рук в руки – повидала генуэзцев, инкерманских греков-феодоритов, турок...

В конце вашего приключения имеет смысл дойти до руин крепостных стен, возвышающегося над ними донжона – и в прямом смысле слова прикоснуться к праху времен и полной грудью вдохнуть пьянящего крымского воздуха.

 

Текст: Андрей Григорьев, генеральный директор винодельческого хозяйства Alma Valley

Философская недосказанность

Если однажды Крым навеет умиротворенное настроение, посвятите день прогулке по Форосскому парку

В 1786 году фаворит Екатерины II Григорий Потемкин получил во владение земли Фороса и, чтобы угодить императрице, заказал из Константинополя семена диковинных растений. Екатерина разделяла главную мысль своего эпистолярного собеседника Вольтера, высказанную в повести «Кандид»: каждому человеку «надо возделывать свой сад». Она не осталась равнодушной к красивому жесту князя Потемкина.

Однако первым настоящим ботаническим садом в Крыму стал Никитский, основанный указом Александра I в 1811 году при поддержке херсонского военного губернатора герцога Эммануила де Ришелье и… приближенного к императору графа Михаила Воронцова. Последний был крестником Екатерины II и, вероятно, с детства заразился «вольтерьянством». Спустя несколько десятилетий именно Воронцов создал еще один легендарный крымский парк – вокруг собственного дворца в неомавританском стиле в Алупке. Его солдаты из саперного батальона сделали почти невозможное, превратив каменистую землю в террасы, засаженные позже платанами, кипарисами, магнолиями, пальмами и благородным лавром.

Чуть позже экзотические деревья из Никитского ботанического сада и парка Алупкинского дворца Воронцова были перевезены в Форос. В 1880-х годах парк, основанный сто лет тому назад Потемкиным, а потом трепетно поддерживаемый Николаем Раевским-младшим (сыном героя Отечественной войны 1812 года), перешел в руки чайного короля, купца первой гильдии Александра Кузнецова.

Тот решил посоперничать со знатными предшественниками и соединил характерные для Крыма растения с экзотическими – секвойей, вавилонской ивой, гималайским кедром и алеппской сосной. Каскады прудов оживил золотыми рыбками и карпами, в ветвях оливковых и бамбуковых рощ стали летать канарейки, а среди столетних дубов паслись африканские антилопы. Когда у Кузнецова спрашивали, во сколько ему обошлось создание этого райского уголка, он отвечал: «Во сколько сложится сумма всех радужных сторублевых кредиток, если устлать ими всю территорию этого сада». Мы не знаем, последователем какого философского учения считал себя Александр Кузнецов, но ответ его вполне выдержан в духе разумного эгоизма Вольтера, не правда ли?

Сейчас старый парк, раскинувшийся более чем на 70 га, по разнообразию растений (300 видов в течение двух с лишним веков свозили в Форос со всего света) может сравниться с гигантским Никитским ботаническим садом, а по красоте ландшафта – с великолепным парком Алупкинского дворца.

 

Текст: Анастасия Юшкова, директор по коммуникациям «СКФ Черноморской регаты больших учебных парусников»

Ощутимая урожайность

Если хотите испытать себя на прочность, захватите одежду попроще и приезжайте в Крым в сентябре

Для кого-то сентябрь в Крыму – сладкое время бархатного сезона, а для кого-то – самая горячая пора, когда начинается сбор винограда. Сезонных рабочих не хватает, и виноделы с радостью возьмут вас на сбор – особенно если вы уже обеспечили себя жильем в одном из ближайших поселков.

Однако нужно понимать, что настоящий сбор урожая на винограднике имеет мало общего с инсценировками, которые время от времени устраивают для туристов: час ни к чему не обязывающей неспешной работы, три часа плотного ланча с вином и видами на окрестности и свободное время до ужина.

Рабочий день виноградаря в пору уборки начинается в шесть утра (чтобы успеть до солнцепека) и не заканчивается раньше трех пополудни. Полчаса дается на легкий обед, если повезло с работодателем. И выходных не будет, пока не собран весь виноград – или не полили дожди.

Вечер свободен, и если остались силы, можно отправиться на пляж или посвятить время осмотру достопримечательностей. В Альминской долине это скифские курганы и поле Альминской битвы.

На сбор надо облачиться в удобную одежду попроще – такую, чтобы легче отстирывалась. Заранее приноровитесь к секатору – если он правильный, то наверняка очень острый. Таким легко поранить пальцы, которыми придерживаешь виноградную гроздь, или пальцы сборщика, находящегося с противоположной стороны ряда. Надо знать, что ручки секатора становятся скользкими от виноградного сока.

Работать придется быстро. Обычно звено получает зарплату за обработанную площадь и премию за качество сбора. Начинающим дают три ученических дня, после которых скидки на неопытность уже не проходят. Успевай – или перейдешь в звено отстающих, а оно зарабатывает гораздо меньше.

Техника сбора проста. Продвигаешься по ряду с одной стороны. Подходишь к кусту, двумя-тремя движениями обрываешь листья, которыми укрыты плоды, потом левой рукой придерживаешь гроздь, а точным движением правой – той, в которой секатор, – обрезаешь плодоножку. Кидаешь грозди в ведро, а когда оно наполнится, передаешь его по рядам – туда, где по междурядью движется трактор. Взамен получаешь пустое ведро и работаешь дальше. Боль в пояснице вы начнете чувствовать после первого перекура...

Насколько продолжительным будет ваш первый сезон урожая – вопрос привычки, выносливости и уровня физической подготовки. Есть шанс, что через неделю вы перестанете обращать внимание на боль в спине, обретете второе дыхание и повысите уровень самооценки – чего, собственно, и хотелось. Со временем вам станет понятно, почему настоящее вино не может стоить дешево. И как ни странно, захочется еще раз приехать сюда через год.

 

Текст: Алексей Сапсай, энолог-консультант, сооснователь образовательного проекта WineLab при филиале МГУ в Севастополе

Неожиданная удачливость

Даже если вы не заядлый рыбак, мысль попытать счастья с удочкой у крымских берегов рано или поздно начнет будоражить воображение

Сам вид рыбацких лодок, зависающих на водной глади в соблазнительной близости к берегу, не говоря уже о случайно подсмотренном улове, не оставит вас равнодушным. А если за случайным разговором в прибрежном кафе вы узнаете, что для успешной рыбалки на Черном море вообще не нужна никакая наживка, спокойно спать до конца отпуска точно не сможете.

На колоритном местном жаргоне этот увлекательнейший вид рыбалки называется ловлей на самодур. Суть его сводится к тому, что наживка на крючки вообще не насаживается – рыба в порыве стадного жора начинает клевать на голый крючок, к которому рыбаки (по-моему, просто для очистки совести) приделывают микроскопическое перышко, крошечный кусочек меха, бусинку или даже тоненькую полоску, отрезанную от консервной банки.

Кроме такой вот «блесны», снасть состоит из удилища с катушкой, основного шнура (лески сечением 0,7–1 мм), примерно трехметровой ставки (лески сечением 0,3–0,5 мм), нескольких 15–20-сантиметровых поводков (примерно на 0,1 мм толще, чем ставка), собственно крючков с условными перышками, а также конусообразного или овального грузила весом около 150 г.

Если вы человек неискушенный в магических ритуалах рыбалки, то за изготовление снасти лучше не браться, а договориться с кем-то из местных и взять у них самодур на время. Лучше – с хозяином лодки, на которой вы будете выходить в море, а в крайнем случае – с каким-нибудь бывалым шашлычником или продавцом пива в местном лабазе. С рыбалкой – как с грибами. Надо правильно выбрать погоду и знать место, где в нужный момент соберется голодная рыба. Обычно это недалеко от берега – в сотне-другой метров. Дальний заброс не нужен: закидываете леску на два-три метра от лодки, даете опуститься грузилу и начинаете дразнить рыбу проводкой – ритмичными движениями удилища вверх-вниз.

Если время и место рыбалки выбраны правильно, то обычно уже после второго-третьего подъема снасти вы почувствуете, как усилилось натяжение лески, что означает поклевку. Подсекать очень резким рывком не нужно – жадная рыба и так будет сидеть на крючке (если, конечно, не откусит поводок и не уйдет вместе с крючком). Вытягивайте, спокойно, но быстро наматывая леску на катушку, – и скорее всего, по пути на поверхность к первой жертве присоединятся еще несколько. Как правило, за один раз можно вытянуть двух-трех, а то и пять-шесть небольших рыбок.

Размер их не должен вводить вас в заблуждение. Луфарь – главный предмет черноморской ловли на самодур – в жареном виде замечателен даже маленький. Этим способом в Черном море ловят также ставридку и кефаль.

 

Текст: Игорь Сердюк, винный обозреватель журналов Forbes и Top Flight

Советы

  • Стоит на пару дней уехать от моря и добраться до пещерных городов киммерийцев и тавров на утесах над долинами горных рек. Эски-Кермен, Мангуп-Кале, Чуфут-Кале, Кыз-Кермен и другие поселения строились в V–X веках на торговом пути из степей в Херсонес.
  • Не ждите от Форосского парка новомодного гламура – он немного подзапущен: не все дорожки абсолютно ровные, а указатели на тропинках кое-где уже не читаются. Однако для неспешной, умиротворяющей прогулки сложно найти место лучше.
  • Плотная кофта или ветровка не помешает, потому что в шесть утра, когда солнце еще не встало, довольно прохладно, а ближе к полудню из степи может подуть сильный пыльный ветер.
  • Куда и с какими снастями отправляться рыбачить, спросите у местных. На скалистых участках можно и с берега спиннинг побросать, а вот за катраном на лодке отходят подальше от берега: черноморская акула любит прохладную воду и охотится на глубине.

Опубликовано на сайте: 07.02.2018