Норвежские горнолыжные курорты оставляют впечатления яркие, как северное сияние, и неповторимые, как лангустины из Фитьяра

 

Премьер-министр Норвегии – женщина. Министр финансов Норвегии – женщина. И до недавнего времени пост министра обороны тоже занимала женщина. Страна суровых викингов ничего не слышала о том, что миром управляют мужчины. Тут у них полное равноправие и честный баланс – как в меню ресторана Brygga 11 в Хемседале, где мы сегодня ужинаем: есть лангустины из Фитьяра, а есть мидии из Трёнделага. И табличка на стене, чтобы окончательно обозначить настроение вечера: «На этой кухне танцуют».

Командует там 37-летний норвежский шеф-повар Гейр Скейе, вундеркинд, знаменитость, победитель мирового конкурса «Золотой Бокюз». У него еще два ресторана с тем же названием в разных концах страны, но в Хемседале Гейр бывает каждые две недели: любит здешние склоны. Это и неудивительно. Второй по величине норвежский горнолыжный курорт разнообразен, как тапас-меню местного ресторана испанской кухни Champagneria Montana. Помимо 49 трасс всех уровней сложности, здесь есть три сноупарка, легкая зона для фрирайда под названием Gummiskogen («Резиновый лес») и почти отвесный внетрассовый спуск Reidarskaret.

Изощренная кухня и продвинутый скандинавский дизайн (отель Skarsnuten, где находится Brygga 11, – идеальное место для хипстерских инстаграм-пос­тов) в Хемседале мирно сосуществуют с норвежской классикой, остроумно адаптированной к новым реалиям. На крышах апартаментов красуются травяные шапки. Самое популярное место для апре-ски – клуб Stavkroa, силуэтом повторяющий норвежские ставкирки. Каждую пятницу туда набивается до тысячи человек – это всего лишь в десять раз меньше, чем может разместить курорт в отелях, лоджах и апартаментах.

Впрочем, номерной фонд растет: в декабре открываются апартаменты Hemsedal Suites с 14-метровой стеной для скалолазания, спорт-баром и рестораном. Есть семейные апартаменты, посвященные снеговику Валле – фирменному персонажу системы курортов SkiStar, куда входит Хемседал. Валле не умеет говорить, но отлично танцует и развлекает на детских склонах малышей, которые осваивают горные лыжи.

Альтернатива этому занятию – катание на собачьих упряжках. Йохан Мюллер, владелец компании Hemsedal Huskies, сравнивает своих питомцев с бензиновым и дизельным двигателями. «Девочки быстрее, но у мальчиков больше тяга, и они сильнее», – говорит он. Мы только что вернулись после 15-километровой прогулки под перистыми облаками. Собаки напряженно дышат, высунув языки. Сани они тащили с энтузиазмом: в день хаски легко пробегает 100–150 км, так что по-настоящему утомить собаку может только очень высокий сезон.

Еще выносливее норвежские фьордо­вые лошади, на которых возит гостей в свой чум Свайн Эрикссен из Трюсиля. Это крупнейший горнолыжный курорт Норвегии: 68 склонов, 25 тысяч мест для ночевки, два больших отельных комплекса Radisson Blu с разных сторон горы. В чуме у Свайна тепло и дымно от костра, на ужин – оленина с ягодным соусом. «Открытое пламя – элемент уюта», – объясняет он. Уют по-норвежски – «кус». Человек, с которым уютно, – «кушле».

«Уютных» людей в Трюсиле много, один из них – англичанин Тим Букок, организатор ночных астрономических прогулок. «Вот та размытая клякса – галактика Андромеды», – рокочет он, раздавая всем бинокли. Мы дружно смотрим на звезды, стараясь опознать галактику, которая находится ближе всего к Млечному Пути. Становится холоднее, а потом еще холоднее, но идти домой не пора. Над лесом зажигается дрожащая зеленая полоска – северное сияние, Aurora Borealis, и нам надо сфотографироваться на его фоне.

На следующий день утренний подъем дается с трудом, но инструктор Анд­реа настроен серьезно: мы катаемся в зоне черных трасс Хёгегга, потому что мы русские, а одна из них, 63-я, похожа рельефом на олимпийский спуск в Сочи. Разогреться едем на 15-ю трассу – часть ее проложена через сноупарк, и на трамплинах стремительно возвращается ловкость и уверенность в движениях.

Во второй половине дня происходит чудо, от которого у любого лыжника или сноубордиста замирает сердце. Начинается снегопад. Он заметает розовый трактор у магазина Juls на центральной площади Трюсиля. Он ухитряется задержаться на треугольной крыше бара Ski Pub, где по вечерам играет живая музыка. Он залепляет окна ратрака, который должен отвезти всех в ресторан Knettsetra на ужин. Он успевает щедро присыпать нас, как хозяйка – кексы сахарной пудрой, пока мы доходим до входной двери.

А внутри ждет шампанское и мясное фондю из говядины и лосятины. С лосями у местных жителей долгие и серьезные отношения. Городские норвежцы, потерявшие связь с природой, привыкли в свободное время смотреть телевизор и ходить по барам. Норвежцы из сельской местности, когда открывается сезон охоты, неделю практически живут в лесу. В начале сентября в Трюсиле проходит фестиваль Elgfestival, посвященный лосям: их даже есть необязательно (хотя предложений масса), можно присоединиться к сафари и просто посмотреть, как грациозно двигаются эти крупные животные.

Утро после снегопада заставляет забыть даже о том, что полночи мы, разгоряченные шампанским, строили снеговика Валле в туннеле, залитом ледяным синим светом. На вершине горы Трюсильфьеллет свет совсем другой – нежный и мерцающий. Дальние вершины окутаны дымкой, как в шотландских балладах. Лыжники (не менее грациозно, чем лоси) уплывают в облака. Доска не едет по снегу – она летит, и катиться по 75-й трассе с 45-градусным уклоном не страшно. Андреа говорит, что лучший район для фрирайда – Skihytta. К сезону там открыли новый кресельный подъемник с подогреваемыми сиденьями.

Мы сидим за круглым столом в лобби отеля Radisson Blu Resort и пьем аперитив, ожидая приглашения в ресторан Brasserie T. Смотрим на огонь, горящий в центре каменной столешницы (этот символ мы уже знаем), и слушаем про успехи трюсильцев, которые искренне стараются, чтобы стало лучше всем: им самим, туристам и Трюсилю.

Например, тридцать местных жителей скинулись на воскрешение отеля Trysil в центре города. Теперь там не только гостиничные номера – открыты пивоварня, пекарня, кафе. Это не единственное местное производство с хипстерским уклоном: еще есть супруги, которые пекут безглютеновые хлеб и пиццу. Есть проект по поставке в апартаменты еды по местным рецептам и из местных продуктов. Но главная гордость Трюсиля – компания Sweet Protection, которая производит шлемы и защиту для разных видов спорта. Вдохновение создатели искали, как и положено настоящим трюсильцам, в лесу: разрабатывая технологию, они изучили, как устроена голова дятла.

Детали

  • Главные норвежские гастрономические сувениры – крепкий алкогольный напиток аквавит, колбаса из лосятины и сыр брюнуст со вкусом соленой сгущенки. Любителям острых ощущений можно порекомендовать лютефиск – треску, вымоченную в щелочи.
  • Качественно сфотографировать северное сияние сложно. Для этого потребуются: темное место, ясная погода, штатив и камера с ручными режимами съемки. в интернете масса детальных советов, и лучше ознакомиться с ними еще до поездки.
  • Менять перед поездкой рубли на норвежские кроны или снимать наличность в банкомате в аэропорту необязательно: карты Visa и MasterCard принимают абсолютно везде. А к 2020 году передовая Норвегия вообще планирует полностью перейти на пластик.
 

Текст: Полина Сурнина

Опубликовано на сайте: 24.08.2018