Раскрыть свой характер главные итальянские небожители готовы лишь на родных склонах

 

Представьте себе, что вы много раз перечитывали мифы Древней Греции – и в один прекрасный день оказались с богами Олимпа лицом к лицу. Сидите за одним столом, пробуете амброзию, беседуете. В общих чертах именно так для ценителя хороших вин выглядит путешествие по винодельням Италии.

В наших планах значилось посещение четырех хозяйств за четыре дня – это немного, в поездках профессиональных сомелье бывает и по четыре винодельни в день. Да и в остальном программа, несмотря на серьезные расстояния, была составлена гуманно – оставляла возможности для знакомства с регионом. И все же главным источником вдохновения для нас стали люди, делающие вино. С ними было легко и просто говорить обо всем: об истории и архитектуре, о путешествиях и профессии, о вкусах и красоте, о радостях и трудностях итальянской жизни. Возможно, найти точки соприкосновения нам помогла наша общая страсть. И не было большего удовольствия, чем сидеть часа по четыре за столом в каждой кантине (так на итальянский манер мы сразу стали называть винодельни), раскручивая вино в невесомом бокале, вдыхая его аромат, дегустируя и дискутируя.

– А вот здесь ваниль, шалфей и еще какая-то горькая трава.

– Точно, полынь. Вино выдерживалось в бочке – это дуб так в нем говорит. А это, почувствуйте разницу, выдерживалось в стали – в нем говорит сам виноград.

Откупоривается новая бутылка: «Вишня. Фиалка. Изюм. Поразительно. Просто поразительно». Никто никуда не спешит. Солнце неторопливо описывает дугу на небосклоне над холмами. Винный тур оказывается на удивление медитативным времяпрепровождением. Важно только заранее, простите за каламбур, трезво оценить свои силы – любите ли вы вино так, как любим его мы?

Бароло

 – Видите вон те виноградники? – показывает на один из аккуратно причесанных холмов Лука, наш сопровождающий из Marchesi di Barolo. – Их недавно продали американцам, по два миллиона евро за гектар.

Бароло – возможно, самые великие итальянские вина (они вызревают долго: сначала в бочке, потом в бутылке). Их характеризуют как мужские – строгие, насыщенные, элегантные, с харизмой. Сама зона Бароло – то есть местность, откуда происходят вина с таким названием, – протяженностью в каких-то десять километров. На ней всего 57 виноградников наивысшей категории, так называемых «крю». Сортом неббиоло педантично засажен каждый сантиметр склонов. И именно здесь можно прочувствовать, что такое культ вина. Слово «Ланге» (название области, где находится Бароло) в переводе с пьемонтского диалекта означает «холмы». Они тут везде – мягкие, расплескивающиеся во все стороны, как волны. На вершинах – средневековые городки, дома под черепичными крышами, замки с дозорными башнями из грубого камня. В одном таком замке, Гринцане-Кавур, находится старейшая в Пьемонте региональная энотека.

Главный город области, Альба, – апофеоз итальянской любви к еде. На двух центральных улицах теснятся лавки с деликатесами: от отборного местного фундука до белого трюфеля (его тоже собирают в этих местах). На площади Дуомо находятся, собственно, собор и ресторан Piazza Duomo с тремя звездами Michelin. Туристы здесь тоже специфические – паломники к высокой гастрономии.

Главная цель большинства гостей – городок Бароло. Мы наблюдаем их потом во время дегустации в салоне кантины, совмещенном с магазином, – дверь то и дело открывается, входят люди, говорящие по-английски и по-французски, покупают вино ящиками. Чуть позже мы обедаем вместе с теми, кто специально приехал за ценным вином издалека. Подают тоже сплошное бароло – и в бокалах, и на тарелках: с ним приготовлены ризотто, жаркое и даже желе на десерт.

Вообще Marchesi di Barolo – не просто образцово-показательная винодельня, а главная историческая достопримечательность города, в котором, к слову, живет всего 700 человек. В 1807 году маркиз Бароло, Карло Танкреди Фаллетти, женился на француженке, которая кое-что понимала в виноделии. Ее знания применили к местному винограду, и – о чудо! – получилось вино совсем другое, но тоже прекрасное.

В погребе мы проходим мимо впечатляющих бочек высотой в три человеческих роста, а в последнем зале оказываемся возле тех пяти исполинов, что появились здесь еще во времена маркиза Танкреди. «За двести лет древесина совсем утратила аромат, но мы их все равно сохранили, отреставрировали, и теперь они служат для микрооксидации виноградного сока», – объясняет Лука.

– И все-таки мне не дает покоя один вопрос, – говорю я Луке. – Каким образом вам, баролиста, удается с пяти десятков виноградников заполнить своим вином все рестораны и энотеки мира?

– Да просто бароло – это дорогое вино, и у него очень медленный оборот, – отвечает он. – Оно стоит на витринах, значится в картах, но его редко заказывают. Вот ты как часто заказываешь бароло?

Гави

Гави – это тоже и вино, и город. Город находится на самой границе между Пьемонтом и Лигурией. Отсюда легко махнуть к Лигурийскому морю, в Геную. Ее окраины – это уже настоящие рыбацкие деревни, вместо машин там «припаркованы» перевернутые лодки, а воздух пахнет йодом, розами и рыбой на гриле. Мы позволяем себе такую экстравагантную ночную прогулку, но наутро снова нужно быть в форме и дегустировать гави – легкие, летние фруктовые белые вина.

– Да уж, на вине, похоже, особенно не заработаешь, сколько ни получишь, все приходится инвестировать, – перешептываются за моей спиной коллеги-виноманы, в то время как Дарио, потомственный винодел, с гордостью демонстрирует нам свой новый азотный генератор. Он стоит дороже чугунного моста, зато теперь «мезга не окисляется и вино выходит не желтого, а свежайшего зеленоватого цвета». До недавнего времени гави не принадлежали к пантеону великих итальянских вин, но Дарио в кантине La Chiara и его соседи по долине успешно работают, чтобы это исправить.

Вообще Дарио – типичный представитель молодого поколения виноделов. Наладили производство их отцы и деды, но прежняя установка – мол, хорошее вино само себя продаст – сегодня не работает. Дарио понимает необходимость продвигать свою продукцию и неустанно ездит по миру, а дома построил дизайнерский, весь из стекла, дегустационный зал и принимает гостей – таких как мы.

Амароне

И вот мы уже в Вероне. Смена картинки в Италии происходит стремительно, за час-два пейзаж за окном становится совсем другим. Палаццо, ступеньки древнего амфитеатра, пышно декорированные саркофаги правителей Вероны, дороги и даже желоба сточных канав – все здесь сделано из пористого розового мрамора, который кажется ожившим и теплым в косых лучах вечернего солнца.

Про Верону – город Скалигеров, Ромео и Джульетты, опер Верди на Arena di Verona – часто говорят, что она самая элегантная (раз уж титул «самая романтичная» принадлежит Венеции). Одна площадь переходит в другую, как анфилада парадных залов, и мы гуляем по ним, слушая рассказ Диего об истории Вероны. Он, конечно, тоже винодел. Кантина Prà находится всего в получасе езды от города. Здесь гостиная с утопающим в подушках диваном, в столовой на плите готовится ризотто со спаржей, черный востроухий пес скачет от радости, что пришло сразу столько гостей, – свой дегустационный зал основатель винодельни Грациано Пра задумал именно таким уютным домом.

После обеда Диего обещает нам показать кое-что экстраординарное. Автобус долго петляет по долинам Вальполичеллы и останавливается на вершине холма, где так тихо, что слышно жужжание пчел над цветами дрока и гудение трактора на дальнем поле внизу. «Вот, смотрите, это наше фруттайо», – говорит Диего и показывает на чудной сарай. Поясняет для несведущих: фруттайо – особое продуваемое помещение, где заизюмливают, то есть немного подсушивают, виноград (одним словом, дорогая недвижимость для дорогого винограда). Специально отобранные гроздья особым образом раскладывают в поддонах и оставляют сушиться до января, именно из этих ягод потом делают легендарное вино зоны Валополичелла – амароне.

Энанцио

Сразу за виноградником – горная речка с кристально чистой ледяной водой. Это Адидже, которая спускается с предгорий Альп и течет до самого Адриатического моря, по дороге превращаясь в настоящую полноводную реку (в Вероне она не раз устраивала серьезные наводнения). На том берегу уже горный регион Трентино, а на этом мы еще в Венето и стоим близ деревушки Беллуно-Веронезе посреди виноградника – широкого, как река.

«Здесь между рядами по шесть метров, вы такое где-нибудь еще видели? – спрашивает Кристина, которая вместе с братом и сестрой управляет кантиной Roeno. – Сто лет назад между лозами разбивали грядки, на которых выращивали капусту и салат».

Некоторым из здешних посадок по 150 лет (а виноградная лоза редко плодоносит дольше 30–40 лет), и они пережили филлоксеру! История с этим вредителем вообще выглядит фантастической: эти крошечные насекомые попали из Америки в Европу в 1880-е годы, их нашествие практически полностью уничтожило французские и многие европейские виноградники. Выжили только лозы, росшие либо на больших высотах, либо в очень изолированных местах.

Кристина срывает лист: «Видите, какой резной, непохожий на другие? Это vitis sylvestris – дикий сорт, очень древний. О нем упоминал еще Плиний Старший. И у него же встречается название вина – enantio». В оживленной траттории, которая уже многие десятилетия работает при винодельне, из кухни выплывают огромные тарелки с дымящимися тальятелле, лазаньей, рагу из кролика и другой простой домашней едой. И вот к этим-то традиционным блюдам и разливают по бокалам темно-рубиновый энанцио, отдающий ароматом красных ягод, подсушенных цветов, специй и смолы. Энанцио в округе производят всего лишь десять кантин, и каждая в очень ограниченном количестве (Roeno, например, делает меньше 4000 бутылок в год), так что за пределами Италии это вино редко встретишь.

Автомобиль кантины провожает нас до тихой пристани на озере Гарда. Катер, прокладывающий дорогу в безмолвии и синеве спокойных вод, в данном случае не роскошь, а средство передвижения – на его борту мы сокращаем обратный путь до Милана. Завтра уже домой, но сегодня вечером, чтобы сгладить печаль расставания, идем на балет в театр Ла Скала, в котором заглавную партию исполняет Роберто Болле – звезда итальянской сцены. Болле и энанцио за один день – такая удача определенно выпадает только счастливчикам.

Советы

  • Как добраться: Начать путешествие лучше всего в Милане, куда несколько раз в день отправляются рейсы Аэрофлота. Между городами удобно перемещаться на поездах, а к виноделам ездить на взятом напрокат автомобиле или такси. В случае если вы остановитесь в гостинице при хозяйстве, для вас могут организовать трансфер.
  • Сезон: Дегустации и экскурсии по погребам проводятся круглый год, кроме того, весной и летом можно увидеть, как завязывается и зреет виноград, а осенью – поучаствовать в сборе урожая.
  • Как организовать визит: Если вы рассчитываете на дегустацию, экскурсию по хозяйству и тем более обед, обязательно нужно договориться заранее, отправив запрос по электронной почте. Если же единственная цель – покупка вина, за­ехать можно и без предупреждения.
 

Текст: Елена Голованова

Опубликовано на сайте: 24.06.2018