Аргонавтам и византийцам, венецианцам и британцам пришлось немало потрудиться, чтобы прекрасный остров Корфу стал таким интересным

 

В Греции есть всё, включая полторы тысячи островов, которыми так щедро посыпаны Ионическое и Эгейское моря. Однако Корфу не затеряется даже среди такого количества «частей суши, окруженных водой». И дело не в том, что его силуэт, похожий на изящную ножку балерины, легко обнаружить на карте...

Я никогда не была мастером спонтанных путешествий – мне ближе тщательное планирование и выстраивание маршрутов на каждый день. А тут вдруг позвонили и говорят: «Хочешь на Корфу на три дня? Вылет через тридцать шесть часов». Мой внутренний немец-педант содрогнулся и, мысленно поправляя очки на носу (у него они, сто процентов, имеются), посоветовал придушить эту идею в зародыше, но вместо того, чтобы отказаться, я почему-то радостно согласилась.

Причиной безответственного решения стало само название – Корфу. Тут же всплыли в памяти страницы любимых книг – от сочинений Джеральда Даррелла до «Колосса Маруссийского» Генри Миллера и «Волхва» Джона Фаулза. И вот уже за окном самолета о чем-то поет самое синее море – и мы, кажется, садимся прямо в него... Пронесло: оказалось, что аэропорт имени Иоанниса Каподистрия (он, кстати сказать, и министром иностранных дел России успел побывать, и первым правителем независимой Греции) находится практически в центре столицы острова, Керкиры, и взлетно-посадочная полоса расположена в двух шагах от моря. Два шага – это в данном случае совсем небольшое преувеличение.

Мой отель на мысе Канони – как раз под «коленкой» танцующей ножки. Купаясь в море, можно было наблюдать, как взлетают и садятся самолеты. Они проносились так низко, что хотелось помахать пассажирам. Некоторые махали.

Море на Корфу чудесное, нежное и таинственное, закаты и восходы – редкой красоты. Но проводить весь отпуск в расслабленном режиме – точно не для тех, кто привык делать сто дел за день. Да и местные достопримечательности пошли в атаку первыми.

Прямо напротив отеля торчал посреди моря соблазнительный островок, заросший кипарисами, сквозь которые проглядывали беленые монастырские стены. Понтикониси – Мышиный остров – выглядел таким аккуратным, как будто его специально насыпали и засадили в честь моего приезда. Вот только название не особо вдохновило – отношения с мышами у меня как-то не сложились. Хорошо, вовремя объяснили, что именем своим остров обязан петляющей белой дорожке, ведущей к маленькому монастырю: она и вправду напоминает мышиный хвост.

Пока плывешь к островку (на лодке, конечно, хотя более спортивные особы могут рискнуть и попасть на Понтикониси без посторонней помощи), выясняется, что на самом деле это и не остров никакой, а корабль, превращенный Посейдоном в камень. Когда Одиссей возвращался домой из своего долгого плавания и был совсем близко от родной Итаки (которая, скажем в скобках, вместе с Корфу относится к Ионическим островам), внезапный гнев Посейдона обратил судно героя в камень. Пришлось высаживаться на остров феаков Корфу и знакомиться с прекрасной Навсикаей – что ж, нет худа без добра! Кстати, Корфу был чрезвычайно популярен у античных героев – аргонавты, например, успешно прятались здесь от колхидцев.

Сейчас по Понтикониси разгуливают нарядные павлины и туристы (не такие нарядные) – обойти остров можно за час с остановкой на купание, кофе и посещение монастыря.

Другой ближайший островок соединен с материком пирсом и может похвастаться собственным крошечным монастырем Влахернской Богоматери. Можно целый день провести на этом клочке суши, пытаясь поймать самый красивый вид на Понтикониси, – все меняется каждую минуту в зависимости от освещения. Но я пошла другим путем – и, как выяснилось, главное впечатление первого дня ждало меня в собственном отеле, когда абсолютно случайно наткнулась взглядом на выцветший фотоснимок, висевший в холле. Два друга – первый был мне незнаком, а вот лицо второго я совершенно точно видела: веселый, седой, голубоглазый... Похож на довольного жизнью Портоса, перебравшегося в теплые края на склоне лет.

– Это Джеральд Даррелл с моим отцом, – сказал хозяин отеля, заметив, что я вхолостую щелкаю пальцами, пытаясь вспомнить имя.

Ну разумеется, Даррелл! Его книжки мы с братом в детстве буквально вырывали друг у друга из рук, а однажды, помирившись, пытались читать одновременно, но Костя постоянно обгонял меня, и мы опять рассорились, едва не разодрав пополам библиотечную «Три билета до Эдвенчер». Дети в СССР запоем читали Даррелла, так преданно и безудержно любившего живой мир целиком – от слона до мелкой букашки. Остров Корфу в моих детских впечатлениях занимал территорию всей Греции. Именно здесь маленький Джерри жил с семьей, мечтая завести собственный зоопарк, – и делал первые шаги в этом направлении, собирая жуков и охотясь на лягушек.

Я не выпускала из рук фотографию, и хозяин, сжалившись, обещал познакомить меня вечером со своим отцом. Древний, но крепкий старик с достоинством выслушал мои восторги и сказал:

– Да, все советские люди совершенно свихнулись на Джерри. Недавно у нас под окном на дереве сидела какая-то из Латвии и рыдала в голос. Оказывается, с детства мечтала увидеть землянично-розовый дом!

«Этот небольшой квадратный дом стоял посреди маленького садика с выражением какой-то решимости на своем розовом лике» – так жилище Дарреллов описывал сам Джерри. Теперь здесь поселилась семья хозяина отеля, и им довольно часто приходится эвакуировать с деревьев любопытных туристов.

На Корфу с памятью о Дарреллах связано несколько домов, один из них – в Калами – даже сдается в аренду. Не только Джерри прославил остров, но и его родной брат Ларри, Лоуренс Даррелл, серьезный писатель, автор «Александрийского квартета». О старшем Даррелле знали в СССР лишь избранные, зато теперь в любви к нему не признался только ленивый. А Джеральда начали забывать – современные дети его практически не читают.

В мыслях о том, как быстро проходит мирская слава, я дошла до автобусной остановки перед отелем и уже через полчаса благополучно высадилась в центре столицы острова, блестящей Керкиры. «Блестящая» в данном случае – не преувеличение. Центр вымощен гладкими каменными плитами, сияющими под солнцем, как мокрые – даже ступать страшновато. Керкира, кстати говоря, не только имя столицы, но и второе название острова – собственно греческое. Так звали возлюбленную Посейдона, дочь нимфы и речного божества. Сын, родившийся у этой пары, получил имя Феак, поэтому и жителей острова называли феакийцами или феаками. Корфу же – итальянская версия названия, в переводе – «город гор».

Итальянцы, точнее венецианцы, более четырех веков хозяйничали на Корфу, поэтому в столице так часто встречаются характерные для апеннинского быта картинки – выстиранное белье, развешенное на веревках через улицу, знакомые балконы и жалюзи, даже крылатый лев святого Марка на фасадах старинных зданий. Британский ответ венецианцам – крокетное поле на Эспланаде (Спианаде, как ее зовут на местный лад) и множество памятников эпохи английского владычества.

Спианада – главный магнит Керкиры, куда стекаются утомленные солнцем и морем туристы: то ли парк, то ли площадь, где нашлось место и дворцам, и памятникам, и, главное, Листону – местной Риволи, галерее элегантных крытых кафе, куда раньше пускали исключительно по списку. Это уже французский след в истории Корфу. Но где же, собственно, Греция?.. Поверните голову – и увидите громадную свечу колокольни Айос Спиридон, главной святыни острова.

Здесь в серебряном ларце хранятся мощи Спиридона Тримифунтского, одного из самых почитаемых православных святых. Если повезет, сможете приложиться к святыне, но открывают ее ненадолго, и к гробнице стоит большая очередь. В старую венецианскую крепость Корфу – Палео Фрурио – попасть легче. Главное, пересилить себя и доплестись по жаре к мысу, откуда открывается великолепный вид на город. Ров, который отделяет крепость от Большой земли, фактически превращая в остров, заполнен морской водой, у причала пришвартованы лодки. Сказочное место!

Хотелось бы сказать то же самое про дворец Ахиллеон, главный туристический объект южной части острова, построенный императрицей Сисси, Елизаветой Австрийской, но он производит довольно странное впечатление сочетанием размаха и безвкусицы. Елизавета любила Корфу и приезжала сюда отдохнуть. Потому и решила выстроить дворец, посвященный Ахиллу (для Сисси гибель этого античного героя была связана с трагической смертью сына Рудольфа). Вот почему во дворе и парке так много изображений Ахилла.

Говорят, что готовый дворец Сисси не понравился (у нее был, без сомнения, отличный вкус), но она продолжала бывать здесь вплоть до своей смерти в 1898 году. После убийства Елизаветы дворец более десяти лет пустовал, потом его купил кайзер Вильгельм II, а сейчас сюда привозят с экскурсиями туристов и снимают в местных интерьерах фильмы (в том числе и про Джеймса Бонда).

Последний день на острове, полном самых разных возможностей, я провела в Палеокастрице, где в мыс, поросший лесом, аккуратно врезаны целых три бухты, – это самое красивое и самое растиражированное в настенных календарях место на Корфу. Внутренний немец-педант блаженно помалкивал, а я, любуясь пейзажем, думала, что, как бы ни старался человек, не поспорить ему с природой и Богом: за один взгляд на Палеокастрицу не жаль отдать все дворцы острова.

Но только не землянично-розовый дом Даррелла!

Детали

  • Как добраться
    Один из самых популярных и бюджетных вариантов – прилететь в Афины и, погуляв по столице, купить билет на автобус. Путешествие займет около 8–9 часов (вместе с паромной переправой из Игуменицы в Керкиру).
  • Передвижения по острову
    Без автомобиля исследовать Корфу трудно: местные автобусы не всегда ходят по расписанию. Бронировать машину стоит заранее и лучше с коробкой-автоматом, так как местность здесь гористая, а дороги далеки от идеала. По этой же причине не помешает страховка.
  • Экскурсии
    Для особо непоседливых есть паромное сообщение с итальянскими портами – Бари, Анконой, Бриндизи и Венецией.
 

Текст: Анна Матвеева

Опубликовано на сайте: 26.12.2017