Исторические области Лангедок и Руссильон расположены на юге Франции, между Провансом и Пиренеями. Это места со славной тысячелетней историей. Древние замки тут встречаются на каждом шагу, а рыцарские легенды отлично рифмуются с современной жизнью

 

Французская Каталония

Забавно, но в эту часть Франции удобнее всего добираться через Каталонию. Дорога сюда на автомобиле из аэропорта Барселоны занимает от силы два часа, а путь лежит через живописнейший пиренейский перевал. До 2016 года Лангедок и Руссильон считались единым целым (теперь они стали частью региона, названного Окситания), но, несмотря на это, две столь разнохарактерные французские земли надо еще поискать. Лангедок — торжественный и мрачноватый, Руссильон — веселый, шебутной, даже слегка цыганский.

Столица Руссильона Перпиньян когда-то была сердцем могучего государства — королевства Мальорка. Это милейший городок, колоритный настолько, что сюда всегда стекались творческие натуры масштаба Дали, Пикассо и Майоля. Кстати, Дали не раз упоминал в своих дневниках здешний вокзал, называя его центром мира и утверждая, что испытал тут чувство «космогонического экстаза». В наши дни по вымощенным мрамором улочкам вальяжно фланируют толпы туристов и куда-то спешат по делам такие же толпы les gitans — цыган. Их тут и правда очень много, и все они чрезвычайно музыкальные.

О былых героических временах в Перпиньяне напоминают древние крепостные ворота и готический дворец мальоркских королей. Построенный в XIII веке, он заметно отличается от прочих сооружений своего времени. Сеньоры той эпохи в основном были озабочены фортификационной стороной дела, потому возводили не роскошные резиденции, а укрепленные цитадели. А тут именно дворец, который явно строился не столько для битв, сколько для радостной и комфортной жизни. К сожалению, о его былом великолепии сегодня можно судить лишь по сохранившейся кое-где оригинальной росписи потолка, за семь столетий не утратившей свежести. В конце лета тут регулярно проходит трехдневный гитарный фестиваль с сильным акцентом на цыганских берущих за душу мелодиях.

Неподалеку от старого городского центра стоит еще один дворец, построенный в XIX веке бароном Аполлинером — кузеном поэта Гийома Аполлинера. Сейчас в нем разместился отель Château La Tour Apollinaire с номерами, каждый из которых непохож на другой. Барон был большим любителем экзотических растений, поэтому гостиничный садик до сих пор больше напоминает джунгли, чем окультуренный уголок Европы. Эти тропические кущи полностью отсекают от гостей весь городской шум.

Из жизни устриц

Руссильон известен на всю Францию своими устрицами, за которыми нужно ехать на устричные фермы обаятельного городка Лёкат. Французы и испанцы закупают тут моллюсков ящиками, ну а туристы пробуют их буквально «с грядки», заодно слушая рассказы местных балагуров о пикантных подробностях личной жизни этих существ. Оказывается, среди устриц есть сторонники и противники любовных утех; в ресторанах мира чаще всего встречаются «невоздержанные» устрицы, а они гораздо более тощие, чем их «целомудренные» собратья. Может, это и шутка, но лёкатские устрицы-аскеты и правда куда вкуснее.

Побережье Руссильона называется Пурпурный Берег. На нем расположено множество бывших рыбацких деревушек, теперь путешествие превратившихся в курортные городки. Пожалуй, самый красивый из них — Коллиур, стоящий на берегу Лионского залива. С гастрономической точки зрения он тоже знаменит, но уже своими анчоусами — некоторые пуристы вообще отказываются считать анчоус анчоусом, если он не был пойман и приготовлен в окрестностях Коллиура.

Город весьма и весьма живописен. Издавна здесь было принято красить дома и рыбацкие лодки в один и тот же цвет, причем желательно поярче — чтобы даже в густом тумане, скрадывающем оттенки, жена рыбака могла издалека заметить лодку своего благоверного, а рыбак — безошибочно узнать на берегу свой дом. Словом, домики здесь всегда были такими пестрыми и солнце таким ослепительным, что небо иногда казалось не голубым, а оранжевым и море — не голубым, а сочно-красным. Возможно, именно поэтому в Коллиуре зародился фовизм, отличающийся дикими, яркими, даже экзальтированными цветами.

Художники во главе с Матиссом давно облюбовали город. С тех пор его узкие кривые улочки полнятся галереями и богемными кафе, в которых всегда не протолкнешься, и повсюду можно увидеть указатели к видовым точкам, где творили на пленэре вдохновенные живописцы. А над всей этой суетой возвышается могучий форт работы знаменитого фортификатора маркиза де Вобана.

Первый канал

Лангедок, он же Окситания, — это Страна катаров. Еретиков-катаров (альбигойцев) — мирное и кроткое религиозное меньшинство, считавшее, что все материальное придумал дьявол, — извели еще в XIII веке. У стен городка Безье, где за одну ночь погибло около 20 000 человек, была произнесена страшная фраза, увы, ставшая крылатой. Когда штурмовавшие город спросили папского легата, как солдатам отличать еретиков от правоверных католиков, тот ответил: «Убивайте всех, Бог узнает своих!»

Все, что оставили нам катары, — многочисленные крепости, в которых, как уверяют местные гиды, скрыты сокровища. Хотя какие богатства они могли стяжать, если презирали все земное? Не стоит путать катаров с тамплиерами, рыцарями-храмовниками, которые, как гласит легенда, спрятали священный Грааль где-то неподалеку от деревушки Рен-ле-Шато.

В Безье начинается (или заканчивается — смотря с какой стороны плыть) знаменитый Каналь-дю-Миди, построенный в XVII веке местным уроженцем Пьер-Полем Рике, скромным сборщиком налогов. С точки зрения хронологии этот канал далеко не первый: самым старым во Франции считается Бриарский, соединяющий Луару и Сену. Но во всех остальных отношениях — по протяженности, красоте, а главное, комфорту и гладкой неспешности передвижения — Южный канал легко удерживает пальму первенства в масштабах всей страны. К тому же круиз по Каналь-дю-Миди — это отличный способ погрузиться в долгую историю Франции, здесь, на юге, по традиции особенно яркую и насыщенную.

Месье Рике каким-то чудом удалось убедить Людовика XIV в необходимости грандиозной стройки, вполне сравнимой с рытьем Суэцкого канала. Соединить Средиземное море и Атлантический океан мечтали еще древние римляне, но получилось это у французов. 360-километровый канал стал не только важной водной артерией Лангедока, но и одним из главных украшений всей страны. Овальные шлюзы, акведуки, мосты и тоннели, зелень берегов, неповторимость попадающихся на пути городков и деревушек заставили ЮНЕСКО включить этот канал в Список всемирного наследия.

Ну а туристы с удовольствием устраивают по каналу круизы. Для подобного вояжа можно арендовать в Безье небольшой кораблик. Управлять им разрешается самому: прав такое суденышко не требует, достаточно небольшого инструктажа. Ходят по каналу и прогулочные баржи. Самая большая и комфортабельная из них — Alouette, «жаворонок». Судно рассчитано на шесть пассажиров, и за шесть же дней оно переправляет всех желающих из Безье в Каркассон с многочисленными экскурсиями и пикниками на пути и плотными ужинами на борту под аккомпанемент региональных вин.

История тут повсюду. Вот здесь, на этих залитых солнцем склонах, римские легионеры две тысячи лет назад высадили привезенную из родных италийских краев виноградную лозу. По этой дороге средневековые пилигримы шли поклониться мощам святого Иакова. А в той цитадели, стоящей неподалеку, до последнего оборонялись еретики-катары, преследуемые поборниками истинной веры.

К югу от канала тянется гряда Пиренеев, к северу — массив Монтань-Нуар. А между ними вздымают к небу свои башни и шпили древние замки, к подножию которых лепятся наполненные покоем симпатичные деревушки.

Крепкий характер

Каркаcсон — уникальный город-крепость, подобного которому в мире нет. Здесь без декораций и компьютерной графики можно снимать рыцарские фильмы (и их, конечно же, снимают — например, Люк Бессон привез свою Жанну д’Арк именно в Каркассон).

Владелец Каркассона виконт Раймунд-Рожер Транкавель по молодости лет был отважен и дерзок. Он осмелился пойти наперекор церкви и дать приют гонимым катарам. За что и поплатился: город был взят измором, катары уничтожены, а сам виконт таинственным образом скончался в тюрьме. Но его славная крепость стоит до сих пор.

Твердыня Каркассона считается шедевром средневековой военной архитектуры. Она прекрасна, величественна — полсотни башен, могучие стены, арки, мосты... И вполне обитаема. Повсюду на улочках и площадях цитадели можно увидеть туристов, за обе щеки уплетающих традиционное лангедокское кассуле — жаркое из свиных сарделек, утиных ножек, баранины с добавлением белой фасоли и утиного жира. В домах Сите живут самые обыкновенные французы. Приятно, что к ним можно на время присоединиться: прямо посреди крепости расположен лучший отель Каркассона — Hôtel de la Cité.

Построенная в 1909 году в неоготическом стиле гостиница уже не раз обновлялась. Сегодня Hôtel de la Cité — это роскошные номера с антикварной мебелью, камины, витражи, мозаичные полы, великолепные сады, вид на Пиренеи с одной стороны и на Черные горы — с другой, бар-библиотека с впечатляющей коллекцией французских вин и гастрономический ресторан La Barbacane.

Из отеля удобно совершать вылазки в «большой мир» — в древний Нарбонн с его соборами и дворцами, в основанный еще до римлян Мале, в Лупьян, где есть раннехристианская церковь, или в старинное аббатство Желлон. Можно добраться до города Нима, где в свое время изобрели джинсовую ткань (деним), или до великолепного римского акведука Пон-дю-Гар.

А можно вообще никуда не ездить — просто наслаждаться комфортом отеля и сказочной атмосферой Каркассона. Пожалуй, это и будет самым правильным заключительным аккордом яркой и насыщенной поездки.

Природа Средиземноморья рядом

По соседству с Лангедоком, на самом западе Прованса, расположен природный парк Камарг – крупнейшая в Западной Европе речная дельта на Средиземном море. Треть территории Камарга покрыта водой – это озера, болота и солончаки, отличающиеся завидным биологическим разнообразием. Их самые примечательные обитатели – привольно пасущиеся дикие лошади, быки особой породы и более четырехсот видов птиц, в том числе розовый фламинго.

Крепости в облаках

В этих краях немало катарских замков, многие из которых объединены в рамках тематического маршрута. Самые красивые находятся на юге горной области Корбьер – естественной границы между Лангедоком и Руссильоном. Ее скалистые пики словно самой природой были предназначены для возведения неприступных твердынь.

Самая головокружительная из них – лежащая в руинах военная крепость Пейрепертюз XI века, расположенная на высоте 800 метров над уровнем моря.

 

Текст: Иван Васин

Опубликовано на сайте: 24.08.2018