У Парижа есть свое «золотое кольцо» – линия загородных резиденций королей, видных политических деятелей и аристократов. Здесь они по-своему обустраивали быт «на простой манер»

 

Во-лe-Виконт | 55 км от Парижа

Репетиция Версаля

Взбираясь по карьерной лестнице в министерстве финансов «короля-солнца», Николя Фуке не забывал о своем имении. Усадьбу проектировал Луи Лево, интерьерами занимался Андре Ленотр, а парком – Шарль Лебрен. Правда, насладиться результатом их трудов Фуке не пришлось. На новоселье в 1661 году казначей расщедрился и подарил всем приглашенным по лошади. Тут-то терпение Людовика XIV лопнуло, и он велел доверенному мушкетеру д‘Артаньяну арестовать зарвавшегося вельможу. Гасконец стал героем романов, а команду (Лево, Ленотра и Лебрена) переманили на строительство Версаля. Во-ле-Виконт переходил из рук в руки, пока в 1847 году его очередной хозяин, граф Шуазель-Прален, не зарезал мать своих восьмерых детей из-за страсти к гувернантке. После замок стоял пустым, пока его не выкупил сахарный магнат Альфред Соммье. Сегодня здесь устраивают летние ужины для сливок парижского общества. Отдельного визита стоят дворцовая кухня (там трудился легендарный шеф-повар Франсуа Ватель) и конюшня, где располагается Музей карет.

Мальмезон | 15 км от Парижа

Дом Наполеона и Жозефины

В уютном замке посреди леса Наполеон проводил выходные в обществе любимой. В женских покоях – золоченые обои, фаянс и музыкальный салон, в мужских – библиотека с глобусом, бильярдная и зал для совещаний, куда министры приезжали нарушать уединение консула (а впоследствии императора) неотложными государственными делами. Жозефина тут увлеченно занималась садом: выписывала луковицы роз с Мартиники, проектировала оранжереи для ананасов, снаряжала экспедиции за черными лебедями и страусами эму. Как минимум 200 видов растений появилось в Европе благодаря ее страсти к ботанике. После развода Мальмезон остался за Жозефиной – она тихо умерла здесь от простуды, которую подхватила на прогулке с русским императором Александром I в 1814 году.

В музей осиротевшую усадьбу превратил меценат Даниэль Иффла: в 1896-м выкупил дворец и сад у беспринципного застройщика, отреставрировал здание с помощью блистательного архитектора Пьера Юмбера, а перед смертью завещал его со всей обстановкой государству.

Шантийи | 50 км от Парижа

Золотая клетка

Принц Людовик II Конде, самый известный владелец этого замка, в следующем воплощении мечтал стать лошадью. Ага-хан IV, нынешний владелец замковой конюшни, сделал ее такой, чтобы реинкарнированному принцу было комфортно: скакуны живут среди полированного дерева и кожи, а чудеса выездки показывают на ипподроме. В 1671 году в Шантийи состоялся знаменитый прием, на котором Конде надеялся вернуть себе расположение Людовика XIV. Организатором праздника был шеф-повар Франсуа Ватель: восхищенный пышным застольем король простил Конде его фрондерство. Правда, сам Ватель в последний день торжеств покончил с собой из опасения, что к столу не поспеет рыба.

Сен-Жан-де-Борегар | 28 км от Парижа

Храм агрикультуры

Хозяева – потомки герцога Карамана, купившего замок в 1879 году, – живут тут круглый год, бережно хранят обстановку XVII века и порой собственноручно вскапывают грядки. Ведь именно открывающийся из окон вид на сад-огород à la française дал дворцу имя Beauregard – «Красивый вид». Хозяйская страсть к сельскому хозяйству привлекает в Борегар массу специалистов и любителей. На территории имения расположена старинная голубятня с винтовой лестницей. Голубиное жилище когда-то исправно поставляло нежное мясо, яйца и удобрения – птичий помет. Небольшая часть парка оформлена в английском стиле: его псевдонеряшливый вид давал садовникам возможность экспериментировать с канадскими кедрами и индийскими каштанами, появившимися в Европе во времена колониализма.

Рамбуйе | 50 км от Парижа

Рококо и потемкинские овечки

Охотничий замок Франциска I больше века служил летней резиденцией французских президентов и только с 2009 года открыт для простых смертных. В его истории немало грустных моментов: сам Франциск умер здесь от сепсиса, Наполеон I дожидался в этих стенах отправки в ссылку на остров Св. Елены, последний представитель династии Бурбонов, Карл Х, отрекся тут от трона. Но прежде всего Рамбуйе – это овеществленная история трогательной привязанности Людовика XVI к Марии-Антуанетте. Чтобы очаровать молодую австрийку, ненавидевшую охоту и находившую Рамбуйе слишком мрачным и «готическим», Людовик приказал оформить для нее целое крыло в воздушном стиле рококо, разбил английский парк, устроил декоративный буколический хлев с аккуратно подстриженными овечками и псевдодеревенскую молочную ферму. Сегодня эта постройка служит мини-музеем севрского фарфора. Королева, правда, так и не полюбила Рамбуйе – она упрямо называла его «жабьим болотцем».

Туари | 40 км от Парижа

Зверинец в солнечных часах

Рауль Моро, интендант финансов Генриха II, в свободное от бухгалтерии время занимался поисками философского камня. Алхимик-любитель, он устроил усадьбу по модели солнечных часов: аллеи парка представляли собой деления циферблата, а тень от усадьбы была стрелкой. В 1968 году новый хозяин Туари, Поль де ля Пануз, решил открыть зверинец нового типа: дикие животные гуляют на свободе, а посетители смотрят на них из машины-клетки. Туристы, приезжающие в сафари-парк, часто не успевают посетить замок. А зря: это одна из немногих усадеб XVI века, уцелевших в революцию. Сегодня Эдмон и его сестра Коломба, представители 13-го поколения ля Панузов, живут в замке и хранят семейные архивы, где есть письма маркизы де Помпадур, Людовиков XIV и XV, Жорж Санд, Лафонтена, Шатобриана, Руссо.

Ла-Рош-Гийон | 70 км от Парижа

Замок троглодитов

Ла-Рош-Гийон – единственная коммуна столичного региона Иль-де-Франс, входящая в список красивейших деревень Франции. А все благодаря белоснежным известняковым скалам, нависающим над Сеной. Жилища в податливом камне начали выдалбливать еще галлы, в Средневековье здесь появилась пещерная церковь, а современные гаражи разместились в нишах, прорубленных для складирования боеприпасов в конце Второй мировой. Туннель с крутыми лестницами, проложенный в меловой породе, соединяет руины сторожевой башни с замком XVIII века. Гитлеровские маршалы во время оккупации выбрали Ла-Рош-Гийон своей штаб-квартирой и основательно опустошили его интерьеры, поэтому вместо мебели эпохи Регентства тут выставлены работы современных художников.

 

Текст: Дарья Князева

Опубликовано на сайте: 26.12.2017