Кажется, у понятия «дача» исключительно русские корни, смыслы и философия. Но не только Малаховка, Жаворонки или Барвиха могут называться дачными местами. Есть такие и на юго-западе Франции

 

За завтраком

В восемь утра на рынке Пирайан торговля идет не то чтобы бойко. Покупателей немного, да и те, что есть, вместо того чтобы бродить между рядами с рыбой и овощами, лениво завтракают в баре пухлыми местными круассанами, разглядывая часы с птицами. Пока у прилавков не начал толпиться народ, можно без спешки выбрать самую большую творожную бриошь с запеченной до черноты корочкой и мерлузу с кальмарами для паэльи. И еще мягкий сыр с трюфелями, жареных цыплят, багет, персики и шампанское. Дома за долгим обстоятельным завтраком — пригодятся и цыплята, и сыр, и бриошь, и шампанское — придумывается подробный план на день: велосипедная прогулка, урок серфинга, обед, чтение в саду, пляж, пинг-понг, ужин, вечерний заплыв в бассейне, пара партий в петанк у соседей, мультики перед сном. И только внезапный дождь может помешать ему осуществиться.

На Кап-Ферре — узком полуострове, отделяющем Аркашонский залив от Атлантического океана, — туристов меньше, чем на любом другом французском курорте. Здесь много парижан, из года в год снимающих одни и те же дома у знакомых хозяев или приезжающих в гости к друзьям. Типичные отдыхающие — молодые пары с детьми и без, точно такие же, как в фильме «Маленькие секреты», режиссер которого Гийом Кане, по-видимому, влюблен в эти места. Дом главного героя картины парижанина Макса настолько типичен для Кап-Ферре, что, когда смотришь кино, кажется, будто заглядываешь в окошко к соседям. А в гавани невольно всматриваешься в даль, чтобы увидеть актеров Франсуа Клюзе и Бенуа Мажимеля в лодке, севшей на мель во время отлива.

 

Под соснами

У самых красивых здешних поселков Эрб и Канон много общего с подмосковной Николиной Горой: деревянные дачи с верандами, разбросанные по сосновому бору, тенистые просеки и велосипедисты в панамах, курсирующие между пляжем и теннисными кортами. Чужаки, снимающие не дома с бассейнами, а отремонтированные комнаты у рыбаков на Airbnb, в основном толкутся в соседних Пети- и Гран-Пике и ловят волну на огромном Трюк-Вер — даже не матери, а дедушке всех атлантических пляжей.

В обе стороны от Трюк-Вера (вот только что считать территорией пляжа — будку серфингистов и палатку с картошкой фри и несколькими шезлонгами?) тянутся песчаные дюны без конца и края. Вглядевшись, скорее всего, заметишь вдали над берегом песчаное облако. Гасконские Ланды, к которым относится коммуна Леж — Кап-Ферре и земли по берегам Аркашонского залива, — едва ли не самая ветреная область Франции. Борясь с эрозией почв и с зыбучими песками, местные жители еще в XIX веке начали высаживать вдоль берега сосны и в конце концов превратили пустоши Пеи-де-Бюш в огромный, крупнейший в Западной Европе, лесной массив. А прибрежная песчаная полоса, напоминающая о былом ландском ландшафте, досталась чайкам, серферам и велосипедистам — для езды по песку специально придумали широкие шины, напоминающие мотоциклетные.

 

У моря

На Кап-Ферре ведет узкое шоссе, вдоль которого проложена велосипедная дорожка. Прежде чем добраться до оконечности мыса, отмеченной старым маяком, проезжаешь с десяток деревень и устричных гаваней. В каждом местечке сохранились рыбацкие хижины. В Эрбе имеется домик, изготовленный из корабельного остова, в Каноне — целая старинная улица, по обеим сторонам которой выстроились одноэтажные дощатые лачуги. В отличие от подмосковных дачных мест, никому и в голову не приходит сносить эти неказистые сооружения и застраивать берега дорогущими виллами. Небольшой летний дом с бассейном можно продать, летом — выгодно сдать, но французы не торопятся избавляться от заповедных лесных участков. И уж тем более никто не додумался строить здесь жилые комплексы.

Устричные фермы работают, как и сто лет назад, хотя их владельцам сегодня приходится непросто. Почти в каждом хозяйстве имеется дегустационное кафе на берегу — устрицы, простое вино и хлеб, даже меню как такового нет. Устрицы дешевы, правда летом не особенно хороши на вкус. К рыбакам можно заглянуть днем, на обед, но, чтобы как следует поесть, лучше добраться до самой дальней точки мыса — в ресторан Chez Hortense.

 

В ресторане

Белый домишко, утопающий в розовых гортензиях, внутри оказывается довольно просторным: здесь большая терраса под открытым небом, выходящая в сад, а за садом — океан. Заведение принадлежит властной коренастой мадам Бернадетт, которая до сих пор, несмотря на преклонные годы, носится по залу, зорко следя, чтобы тарелки и стаканы гостей не пустовали. В сезон надо очень постараться, чтобы заказать здесь стол меньше чем за неделю. По вечерам не то что свободного стула — свободного сантиметра не сыщешь; официанты, нагруженные блюдами с мидиями и картошкой фри, просачиваются между столиками с ловкостью угрей. Как бы прозаически это ни звучало — мидии, картошка фри, — оба фирменных блюда совершенно выдающиеся на вкус. Мидии, томленные в сливочном масле с чесноком, травами, хлебными крошками и, кажется, беконом (рецепт держат в секрете), жирны и нежны, как утиная печенка, а наструганная тончайшими ломтиками хрустящая картошка заставляет послать к черту диету. Еще здесь заказывают тюрбо (дачники, раскланиваясь на променаде, непременно интересуются друг у друга, удалась ли вчера тюрбо у мадам Бернадетт) и клубнику со сливками, точь-в точь как на Уимблдоне. После ужина обычно отправляются на главную улицу Кап-Ферре есть «сорбеты любви» и только потом со спокойной душой расходятся по домам.

 

В окрестностях

Кап-Ферре отделяет от Аркашона узкий пролив — на небольшой моторной лодке его можно переплыть меньше чем за час. Там, на материке, слепит глаза отраженным солнечным светом гигантская, трехкилометровая, песчаная дюна Пила. Люди, гуськом спускающиеся с ее гребня к океану, кажутся с лодки муравьями, проложившими себе тропу из муравейника к остаткам пикника на лесной полянке. Внизу, у воды, муравьи рассыпаются в стороны — подплыв поближе, замечаешь подростков, увлеченных игрой в местный вариант русских городков, девушек, загорающих топлес под разноцветными зонтиками, а еще множество собак, бестолково носящихся по берегу. На крупного бульдога кто-то нацепил кепку и посадил внутрь выстроенной из песка крепости — и тот, похоже, с некоей даже гордостью наслаждается одобрительными взглядами прохожих.

Миновав дюну, оказываешься в сосновом лесу. От берега крутые ступеньки ведут к выстроенному местным жителем Филиппом Старком отелю с огромным рестораном. С его веранды можно разглядеть Птичий остров, расположившийся где-то посередине залива. Птичьим его назвали из-за множества гнездящихся здесь пернатых — крачек и кроншнепов, которых вообще-то не так просто увидеть, разве что из засады в бинокль. Осматривая окрестности с моря, важно не забывать о приближающемся отливе. Иначе, как герои «Маленьких секретов», застрянешь на отмели — прилива придется ждать часов восемь. Местные давно привыкли приспосабливаться к океану, а дачники, собираясь на пляж, добросовестно сверяются с расписанием приливов и отливов. Это расписание, да еще пара книг — вот, по большому счету, и все, без чего в Кап-Ферре не обойтись.

 

Текст: Юлия Кернер

Опубликовано на сайте: 24.06.2018