warning!Вы используетеInternet Explorer. Некоторые функции могут работать некорректно. Рекомендуем использовать другой браузер.

Лофотены: Свет полуночного солнца

29_1600x350-Lofoten.png

Северное сияние – пожалуй, единственное, чего не увидишь летом на Лофотенах и Вестеролене. За ним вернетесь полярной ночью

На севере Норвегии синдром Стендаля случиться может с каждым – ходишь и постоянно щуришься, мотаешь головой, стряхивая наваждение, протираешь глаза. То ли солнечные лучи за полярным кругом падают под другим углом, то ли чувствуешь линию фронта, на которой теплый Гольфстрим отчаянно сражается с Арктикой, бросая в бой клочья низких туч и отступая под натиском чис­того ледяного воздуха, раскрывающего глубокую синеву неба. Будто какие-то антитролли разбили там доб­рое зеркало, и теперь его попавшие в глаз осколки превращают все в неземную красоту.

А вот люди, не склонные к эмоциональным потрясениям от пейзажей, едут на Лофотены за треской и палтусом. Норвежская рыбалка – мечта любого человека, хоть раз державшего в руках удочку.

Первая наша вылазка – Нюсфьорд, где у причала ждет катер с командой, снастями и теплыми непромокаемыми комбинезонами. Виды видами, а в плюс восемь при сыром пронизывающем ветре спасает только эта кислотного цвета спецодежда поверх пуховика. И шапка, и капюшон – а нос и уши все равно мерзнут. Выходим подальше к соседнему фьорду и там забрасываем спиннинги с солидными тройниками и серебристыми чушками пилькеров – это и грузило, и приманка. Леску отпускаем метров на пятьдесят – на такой глубине ходит здесь треска.

Дальше нужно монотонно, как показал капитан, дергать леску и ждать. Но недолго: через пять минут один из помощников привычно цепляет багром за жаб­ры первую рыбину – килограммов на пять. И тут начинается: «Кажется, клюет!.. И у меня! Дайте мне... Чем ее там?» В охотничьем азарте становится наконец жарко, за час мы набиваем ящик на палубе отменной треской, попутно подцепив пару сайд и пяток макрелей. Снимаем друг друга с трофеями и разворачиваемся обратно – убегаем от находящей тучи. По дороге капитан разделывает добычу на филе, а мы любуемся чаячьей дракой в кильватере – бой идет за рыбьи потроха.

Треска – это северный золотой запас. Ее столько в Норвежском море, что хватает на всю Европу и не только. Сушеная рыба может храниться годами, и в эпоху Великих географических открытий она заменяла консервы в дальних плаваниях. До сих пор без нее не обходится кухня Италии, Португалии и Франции. Есть как минимум две разновидности: клипфиск (разрезанная вдоль хребта соленая и сушенная на камнях) и тёррфиск (выпотрошенная и сушенная целиком на ветру без соли), самая дорогая, которую как раз и делают на Лофотенах.

Едем мимо деревянных сушил, увешанных рыбой, по направлению к причалу Lofoten Opplevelser – кататься на «зодиаках». Привычно влезаем в комбинезоны – и вперед, прыгать по волнам. Родео на мощной моторке прерывается у отвесного берега. Из молочного тумана, окутывающего вершины скал, появляется орел: видно, знает, что гид привез ему рыбки, – обед по расписанию. В несколько заходов, красиво планируя и выпуская мощные когти, подбирает брошенную приманку, пока мы снимаем его на видео.

Не думала, что по своей воле окажусь на фабрике рыбьего жира, однако случилось. Правильно его никто не любит: этот жир раньше внутрь и не принимали – им в доэлектрические времена заправляли масляные лампы. Сложно себе представить, как с такой лампой жить в помещении, но норвежцы – железные люди. Об этом и много еще о чем нам рассказал Калле Менцен из музея трески Full Steam Trandamperiet, пока мы ели чуть подкопченную икру и жареные тресковые язычки. Потом Калле заставил-таки нас сделать по глотку сорокаградусного аквавита, в который он щедро плеснул рыбьего жира собственного производства – для нашей же пользы. Сам-то хлебнуть отказался – мол, с детства не переносит. И его легко понять.

На следующий день в погодной битве победило добро: настало безоблачное утро. Красные рёрбю и синее небо удваи­вались в зеркальной воде фьорда, и мы пошли в сторону скалы Свольвэргейта (или Коза) любоваться видом, а потом сели на паром и минут за двадцать доплыли на соседний архипелаг Вестеролен.

В Стокмаркнесе заехали в музей знаменитой круизной компании Hurtigruten с трогательными фотографиями первых пассажиров на шезлонгах и в теплых пледах. Обедали в ресторане, под который переоборудовали списанное на берег китобойное судно. Собственно, на Вестеролен мы приехали как раз ради китов.

Но до Анденеса (самой северной точки архипелага) и китового сафари еще сотни три километров по волшебной дороге, прыгающей с острова на остров горбатыми мостами и пробирающейся по туннелям под морскими проливами. Там – гора Лопата, которую воткнул в землю тролль-великан, но поторопился и сломал черенок. Так она и торчит посреди равнины еще с ледникового периода. Вот пара одиноких домиков с покрытыми дерном крышами у кромки фьорда. Проехали Бё, где работал помощником шефа полиции Кнут Гамсун. Видели белоснежные пляжи, древнюю могилу викинга и смотрящего вдаль «Морского человека». Это Андёйя – одна из 18 Национальных туристических дорог Норвегии.

Мы останавливались на каждом шагу, чтобы выйти, насмотреться, надышаться. Осколок в глазу переливался новыми оптическими иллюзиями: купол неба стал огромной выпуклой линзой, сводящей весь цвет и свет в одну точку – к нам. В Нюксунд приехали почти затемно и отужинали китовым стейком в Holmvik Brygge, размышляя, как это святотатство скажется на завтрашнем сафари. Явится ли нам после такого кит?

Корабль прыгал на океанских волнах уже почти три часа, а увидеть пока что удалось только 50 оттенков серого – от почти черной воды, которую мы распарывали носом, до стального отлива у горизонта с яркими пятнами амальгамы от сквозящих через тучи хилых солнечных лучей. Вдруг капитан резко сбавил ход: «Впереди справа по борту 17-метровый кашалот, готовьте камеры!» Кит фыркал своей единственной ноздрей метрах в пятидесяти от корабля и не слышал щелканья затворов. Минуты через три он глубоко вздохнул и, как будто догадавшись, что судно наше ощетинилось десятками объективов, показал классический хвост, а затем красиво нырнул есть своих гигантских кальмаров. Мы были абсолютно счастливы: никуда он теперь не денется, сколько бы он там ни охотился в своем подводном мире. Полчаса? Час? Ничего, мы терпеливые. Еще увидимся.

Советы

  • Рыбий жир подают на завтрак во многих отелях (бутылочку с надписью Cod Liver Oil ищите в разделе приправ и соусов). ­Считается, что со столовой ложки этого продукта – кладезя полиненасыщенных жирных кислот Омега-3 – полезно начинать день.
  • Перед китовым сафари, которое может продолжаться три-пять часов, стоит выпить таблетку от укачивания. Проверенный способ минимизировать морскую болезнь – сразу занять место как можно ближе к носу и все время смотреть на горизонт.
  • Даже вдали от побережья – кругом вода. Озера (на них, кстати, тоже можно рыбачить, купив лицензию) и глубоко врезавшиеся в сушу узкие морские заливы. Отличить пресную воду от соленой легко: у всех фьордов есть ржавая кайма приливно-отливной линии.

Ключи от столицы

В норвежском языке есть понятие kos («приятное времяпровождение», «уют»): это когда за окном непогода, а дома – камин, свечи, плед и чашка кофе. Похоже, Осло удалось найти урбанистическую альтернативу этому пасторальному понятию

Норвежской столице почти тысяча лет. Поверить в это сложно, особенно в районе Акербрюгге – на бывших верфях, превращенных в арт-квартал. Смотришь на пешеходную зону Тьювхольмен, вписанную в Осло-фьорд по последнему слову скандинавской архитектуры, на здание Музея современного искусства Аструп-Фернли, построенное по проекту Ренцо Пиано, и понимаешь: вот оно, будущее. Графичное, функциональное и рациональное, но не без намека на легкое безумие: тут окна разного размера, там балконы топорщатся хитрым зигзагом, здесь намудрили с пропорциями и цветом. Сложный мир интроверта, прикидывающегося простаком, как у Эрленда Лу. Вот на променаде скульптурный ростовой портрет улыбающегося человека в белой раме – это мэр. Он, говорят, ездит только на мет­ро и вообще свой парень.

Впрочем, старины и истории в Осло тоже хватает: есть крепость Акерсхус, с которой начался город, впервые упомянутый в сагах скальда Снорри Стурлусона, Музей Кон-Тики, посвященный экспедициям Тура Хейердала, Музей кораблей викингов. Или вот ставкирха XII века в Фольклорном музее, которая больше подходит воинственным язычникам, чем мирным христианам: на деревянных колоннах разводы под мрамор и везде драконы – резные и расписные. Кстати, в памятнике деревянного зодчества можно обвенчаться.

В Фольклорный музей идите с хорошим гидом, иначе не узнаете, что первым покрыл дерном дом деревенский лентяй, чтобы козы паслись на крыше и не нужно было волков отгонять. Что сватались раньше с валиком для глажки (посмот­рите заодно, что это такое), а кровати были короткие, как шкафы, потому как спали пару веков назад полусидя – лежат-то только покойники. Что, проходя мимо дерева с дуплом, стоит быть внимательнее: если старик тролль проводит урок музыки, можно услышать пение тролльчат. Эта нечисть устраивает школы в дуплах, потому что не переносит солнечного света. А вот добрым ниссе (домовым и лесным) белый день нипочем. За исключением одной разновидности – синих ниссе, которые только и делают, что варят в горах полярную ночь из черники.

Потом, конечно, будут главная улица Карла Юхана, и собор, и оперный театр. А когда от усталости уже начнут подкашиваться ноги, как раз справа окажется знаменитый Гранд-отель, где останавливаются перед церемонией награждения нобелевские лауреаты. Ресторан, который жаловали Ибсен и Мунк, можно оставить на потом, а сразу подняться в кафе на верхней террасе. Вид там – что надо. Кстати, вон то розовое здание с мозаикой на фронтоне – штаб-квартира масонской ложи Норвегии. Ну да, парламент и мэрия в двух шагах. А что такого?

Детали

  • Виза Шенгенская.
  • Валюта Норвежская крона. 10 NOK – около одного евро.
  • Транспорт Метро, трамвай, автобус. Паромы до музейного района Бюгдой идут от причала у мэрии.

Совет

Город удобно исследовать с картой OSLO PASS, которая дает право на бесплатный проход в 30 музеев, пользование общественным транспортом, муниципальными парковками, бассейнами, а также скидки и спецпредложения во многих ресторанах и магазинах.

Текст: Ольга Савельева

Опубликовано на сайте: 28.10.2016