warning!Вы используетеInternet Explorer. Некоторые функции могут работать некорректно. Рекомендуем использовать другой браузер.

Берега вдохновения

koktebel_1600x350.jpg

«Дверь отперта. Переступи порог. Мой дом раскрыт навстречу всех дорог», – эти строки 90 лет назад Максимилиан Волошин написал в Коктебеле

На крымских фото 20-х годов прошлого века образ крупного бородача в длинной полотняной рубахе и с посохом органично вписан в окрестности Коктебеля с силуэтом Карадага, видами на бухту и дышащие разнотравьем холмы. Но мне кажется, попади Макс Волошин в Коктебель сейчас, он с трудом бы нашел собственный дом среди туристических скворечников и заполонивших набережную сувенирных ларьков.

Будущий поэт, художник, критик, искусствовед, переводчик, бунтарь, дуэлянт и масон родился в Киеве в мае 1877 года в семье потомков запорожских казаков и обрусевших немцев. Детство провел в Таганроге, Москве и Крыму. После феодосийской гимназии два года про­учился на юрфаке Московского университета, но был отчислен за участие в студенческих беспорядках. Волошину удалось восстановиться, но он снова попал под арест, а потом почти на год уехал на строительство Оренбург-Ташкентской железной дороги. Затем он решил не возвращаться в университет и отправился в Европу. Слушал лекции в Сорбонне, писал стихи и готовил материалы для французской и русской прессы, учился рисунку и живописи в парижской мастерской знаменитой Елизаветы Кругликовой и в Академии Коларосси, пешком путешествовал с друзьями по Испании.

В Доме-музее Волошина я долго бродила по небольшим, увешанным акварелями комнатам. В коллекции музея около 2000 работ, поэтому есть возможность постоянно обновлять экспозицию. Передо мной коктебельские пейзажи, которых на самом деле нет, потому что все акварели написаны не с натуры – это фантазии и воспоминания. Как писал сам Волошин, все они – музыкально-красочная композиция на тему киммерийского пейзажа. И искать этот неуловимый пейзаж нужно в окрестностях, а также в преданиях и истории Крыма.

Считается, что кочевники киммерийцы были самым древним народом иранского происхождения, населявшим Керченский полуостров еще в XI–X веках до н.э. Позднее их вытеснили скифы, и к моменту появления в Крыму греков (в VI веке до н.э.) киммерийцев там уже не было, они стали легендой. Таким же размытым загадочным образом, как дикий и пустынный пейзаж Коктебеля конца XIX – начала XX века.

Именно в этих краях Елена Оттобальдовна Кириенко-Волошина приобрела в 1903 году у семьи профессора Эдуарда Андреевича Юнге землю на берегу моря. На дачном участке были посажены деревья, со временем появился «замок» Макса – трехэтажное здание, окруженное галереями и балконами, с библиотекой, рабочим кабинетом и комнатами для гос­тей. В 1916 году Максимилиан Волошин окончательно обосновался в Коктебеле, но только в 1984 году в его доме официально открыли музей.

О Елене Оттобальдовне экскурсоводы рассказывают с особенной интонацией. Мать поэта была дамой своеобразной, но при этом заботливой опекуншей многочисленных гостей волошинского дома, талантов Серебряного века, среди которых – поэты Николай Гумилев и сестры Цветаевы, писатели Алексей Толстой, Александр Грин и Илья Эренбург, художники Кузьма Пет­ров-Водкин и Константин Богаевский. В один из летних сезонов в 1928 году у Волошиных побывали в гостях около 600 человек. А о вылазках и мистификациях шумных компаний под предводительством Макса в окрестностях дачного поселка до сих пор можно услышать разные истории. Одна из них о том, как «волошинские обормоты» во время морской прогулки у Карадага, собравшись на одном борту, накренили и перевернули лодку, а потом с шумом и визгом долго барахтались на мелководье, получившем в итоге название «бухта Барахта».

Со второго этажа «замка» виден Карадаг, и в очертаниях скалы Кок-Кая отчетливо читается волошинский профиль. Этот необычный человек еще при жизни нашел приют в местах, где сама природа создала ему памятник.

Складывается впечатление, что все сотрудники музея подхватили какой-то невиданный вирус преклонения перед Волошиным и всем, что с ним связано. Его акварели и личные вещи, библиотека и портретная галерея, широкие подоконники и старые деревянные оконные рамы – все это дышит, живет. Кажется, что хозяин отлучился на прогулку по окрестным холмам, а гостей вместо Елены Оттобальдовны или второй жены поэта, фельдшера Марии Степановны, встречает и знакомит с домом экскурсовод под присмотром гипсовой царицы Таиах.

И вирус этот передается окружающим. Исчезает шумная набережная. В руках – сборник стихов поэта и альбом репродукций его работ. Простые и понятные строчки, воздушные акварели, воспоминания известных современников и мои собственные попытки представить атмосферу дома, дававшего убежище и красным, и белым в смутные времена Гражданской вой­ны.

К сожалению, его удивительный владелец прожил всего 55 лет. Умер Волошин в 1932 году и согласно завещанию был похоронен в Коктебеле на вершине горы Кучук-Енишар. Спустя годы после ухода хозяина «замок», переживший немецкую оккупацию и судебные баталии с многочисленными соседями, стал местом летнего паломничества интеллигенции, визитной карточкой черноморского курорта. Сегодня это музей, творческая мастерская, лекторий и место встречи талантливых людей.

Могилу поэта видно с моря, ее обязательно показывают во время популярных морских экскурсий к Золотым Воротам. Пешеходная прогулка в одну сторону занимает часа полтора. Иду вдоль набережной мимо ресторанчиков, дельфинария и аквапарка. После нудистского пляжа поселок заканчивается и начинается постепенный подъем. Ориентир – одинокое дерево на вершине. С каждым шагом расширяется горизонт. Справа за поселком – Карадаг, слева – мыс Хамелеон, Мертвая и Тихая бухты. Внизу тонкой ниточкой мимо старой погранвышки вьется грунтовая дорожка. Отсюда хорошо просматривается весь Коктебель. И, замерев по краям залива, два Волошина – скальный профиль, о котором позаботилась сама природа, и тот, что лежит под плитой, которую установили благодарные потомки, – день и ночь охраняют ауру этого замечательного места.

3 поездки

Голицынская тропа идет от Нового Света вдоль горы Коба-Кая к Царскому пляжу. По дороге экскурсовод расскажет о винотеке князя Голицына, основавшего в 1878 году первый в России завод шампанских вин, и о гроте Шаляпина, где выступал знаменитый бас. Вы увидите каменные хаосы и ступени в скалах, выбитые таврами. Самые стойкие доберутся до урочищ Ад и Рай.

В Судаке стоит побродить по Генуэзской крепости, основанной в VI веке по приказу императора Юстиниана I. Потом можно спуститься на популярный у начинающих дайверов каменистый пляж или прогуляться по окрестным холмам. Любителей активного отдыха ждут горки судакского аквапарка.

Стоит потратить примерно 40 минут на дорогу от Коктебеля до Феодосии: в этом тихом приморском городе имеется с десяток небольших, но интересных музеев. Среди наиболее известных – Картинная галерея И.К. Айвазовского, Музей Александра Грина, Музей дельтапланеризма и Музей древностей.

Советы

  • Проводя отпуск в шезлонге, вы упустите самое интересное: Крым – это не только пляжи и дегустационные залы, но и десятки километров красивейших туристических троп.
  • По статистике, в мае в Коктебеле 24 солнечных дня, но по ночам температура опус­кается до +14°C. пригодятся и солнцезащитный крем, и легкая куртка.

Детали

  • Сезон с мая по октябрь. Пляж галечный, вода прогревается к середине июня.
  • Транспорт от аэропорта Симферополя до Коктебеля – 117 км. Добраться ­можно на рейсовом автобусе, маршрутке или такси. Время в пути – 2–2,5 часа.

Текст: Татьяна Лагутцева

Опубликовано на сайте: 30.09.2016