warning!Вы используетеInternet Explorer. Некоторые функции могут работать некорректно. Рекомендуем использовать другой браузер.

Между небом и землей

дали_1600x350.jpg

Вслед за Дали, сказавшим «Сюрреализм – это я», побережье Коста-Брава могло бы претендовать на девиз «Сюрреализм – это здесь»

Немногие художники могут похвас­таться столь же обширной и разветв­ленной мифологией, как у Сальвадора Дали, – еще и потому, что сам мастер немало потрудился над ее созданием. В частности, написав целых две автобиографии – «Тайную жизнь Сальвадора Дали» и «Дневник одного гения», – скажем так, весьма творчески отражающие биографию реальную.

Все знают, что музой Дали была Гала – урожденная Елена Дьяконова, которая ради него ушла от мужа, французского поэта Поля Элюара. Без Галы не было бы Дали – она (заботой и жесткостью, любовью и жадностью, распущенностью и верностью) сделала из него всемирно известного художника. Но был еще один источник вдохновения – каталонская равнина Эмпурда, которая, как Дали писал в «Тайной жизни», «впоследствии должна была насытить своей уникальной геологией завершенную эстетику пейзажной далийской философии».

Действительно, ландшафты Эмпурды и побережья Коста-Брава неотделимы от живописи Дали и воспроизведены на его картинах с почти фотографической точностью. Владелец самой большой коллекции работ художника американец Рейнольдс Морс даже выпустил монографию, где пейзажи Эмпурды соотнесены с работами Дали. Самый известный пример – скала причудливой формы у мыса Креус, которая впервые возникает на полотне «Постоянство памяти» и не раз появляется на последующих картинах.

Но и без знания живописи Дали прогулка по мысу производит впечатление. «Скальные геокатаклизмы» Креуса состоят из слюдяного сланца и светлой магматической породы, которая в Европе больше нигде не встречается. Затейливые формы – результат воздействия на породу трамонтаны, холодного ветра, скорость которого порой достигает 150 км/ч. Напротив многих камней, напоминающих очертаниями животных, стоят картинки-подсказки. Но если натренировать воображение, почти в каждой скале можно что-то увидеть. Дали называл мыс Креус театром оптических иллюзий. В детстве и юности он часто плавал сюда – у семьи был летний домик в Кадакесе.

Сейчас это симпатичный и цивилизованный морской курорт с набережной и добротными рыбными ресторанами, а в начале XX века от Фигераса до Кадакеса нужно было день трястись в повозке по крутой ухабистой дороге. Фигерас, столица Верхней Эмпурды, был городком буржуазным, а Кадакес и окрестности считались местами дикими. Еще считалось, что та самая трамонтана (не умерившая по сей день своей свирепости) вселяет безумие в местных жителей. Сейчас в Кадакесе о Дали напоминает только его статуя. Дом отца художника не сохранился, но можно зайти в церковь XVII века с потрясающим объемным деревянным алтарем в стиле барокко и самым старым в стране органом. На нем играет француженка Анн-Мари – в свои 82 года она полна жизни и заправски орудует регистровыми рукоятками. А потом полюбоваться местным ар-нуво, например Casa Blaua – такие дома строили разбогатевшие рыбаки.

Именно в Кадакесе Гала и познакомилась с Дали, когда вместе с Элюаром и дочерью Сесиль приехала туда летом 1929 года. После недолгого периода ухаживания (непонятно – кого за кем) и голодного, но веселого года в Париже Гала и Дали покупают в Порт-Льигате свой первый дом. Это была рыбацкая хижина, так называемая баррака, где хранили рыболовные снасти и можно было спрятаться от шторма. Лачуга с провалившейся крышей и без водопровода служила избалованной паре столовой, спальней, гостиной и библиотекой. Но Дали был счастлив – из окна он видел свои родные негостеприимные скалы и крошечный залив. Он мог писать.

Чтобы расширить жилплощадь, он просто скупал соседние барраки, соединяя их друг с другом. Так получился дом-лабиринт. Сейчас в нем музей, экскурсию нужно бронировать заранее. Гостей встречает чучело огромного белого медведя с Аляски – подарок мецената Эдварда Джеймса, который одно время вел дела Дали. В мастерской, где художник написал большинство своих картин, стоят его неоконченные работы. И кресло – Дали всегда писал сидя.

Как в квесте, каждая деталь в доме имеет значение. Вот фотографии трех знаменитых усачей – короля Испании Филиппа IV, кайзера Германии Вильгельма II и Сталина. Вот канделябры собственного дизайна – Дали был чрезвычайно изобретателен. В Париже, когда у них с Галой совсем не было денег, он фонтанировал коммерческими идеями. Например, придумал накладные ногти с крошечными зеркалами, в которые можно смотреться, и обувь с пружинами, чтобы было легче и приятнее ходить.

И все же музей в Порт-Льигате больше про быт художника, а чтобы попытаться понять, что творилось у него в голове, надо ехать в Фигерас. Бывший театр, лишившийся крыши во время гражданской вой­ны, стал музеем в 1974 году. Экспозицию делал сам Дали. Получить это здание ему было очень важно: именно здесь проходила первая в его жизни выставка, неподалеку расположены дом, где он родился, и церковь, где его крестили. Получился очередной сюрреалистический лабиринт. Хотя картины тут есть, и какие! В затемненной комнате-сокровищнице собраны те, что были Дали дороже всего, в том числе «Атомная Леда», «Корзинка с хлебом» и «Галарина». Кроме этого, в музее висит «пиксельный» Авраам Линкольн, при ближайшем рассмотрении оказывающийся портретом обнаженной Галы, смотрящей на море, стереоскопические работы и зал «Дворец ветра» с потолком, расписанным на манер Сикстинской капеллы, но с двумя парами голых пяток. И геодезический купол, который соединяет земной и небесный миры.

Путешествие по Каталонии Дали будет неполным без Пуболя. Еще на заре своих отношений с Галой художник пообещал подарить своей музе замок в Тоскане. Когда Гале было далеко за семьдесят, Дали по-своему сдержал обещание – купил ей замок XI века на полпути между Фигерасом и Барселоной. Интерьеры в нем не отличаются особым безумием, но нрав хозяев угадывается. Есть там шахматы в виде человеческих пальцев, которые Дали создал в честь Марселя Дюшана. А поверх гобелена, висящего на стене, нарисован пылающий жираф – символ страсти и вечной войны между Дали и Галой. Глядя внутрь стеклянного журнального столика со страусиными ножками, можно увидеть чучело белой лошади. У бассейна в саду расставлены одинаковые головы композитора Вагнера, раскрашенные в разные цвета, – и почему-то именно от их вида окончательно стирается грань между фантазией и реальностью.

Три поездки

В музее Пикассо, занимающем пять готичес­ких особняков на улице Монкада, размещена одна из самых больших коллекций работ художника (картины, рисунки, гравюры, керамика). Есть совсем ранние работы, есть полотна Голубого периода. И конечно, невозможно не заметить хулиганскую серию из 58 картин по мотивам «Менин» Веласкеса, подаренную музею самим Пикассо.

Фонд Жоана Миро в Барселоне – постоянная экспозиция работ мастера и выставки молодых перспективных художников. В коллекции также есть посвященные Миро картины Макса Эрнста, Марселя Дюшана и Антони Тапиеса. Представляет интерес и само здание на холме Монжуик, спроектированное другом Миро, архитектором-авангардистом Жозепом Сертом.

Спутанная проволока на крыше музея барселонского абстрактного экспрессиониста Антони Тапиеса – это его инсталляция «Облако и стул». Фонд Тапиеса, где хранится собрание работ художника, располагается в здании, спроектированном архитектором-модернистом Льюисом Доменеком-и-Монтанером в квартале Эшампле.

Детали

  • Одну из лучших биографий Дали написала британская фэшн- и арт-журналистка Мередит Этерингтон-Смит. Погрузившись в материал с тщательностью ученого, Смит внятно и красноречиво изложила результаты своего исследования в книге «Сальвадор Дали».
  • Виза Шенгенская, оформляется в консульстве Испании.
  • Расстояния От Барселоны до Фигераса – 1,5 часа езды на автомобиле. От Фигераса – час до ПортЛьигата и полчаса до Пуболя.

Текст: Полина Сурнина

Опубликовано на сайте: 28.10.2016