warning!Вы используетеInternet Explorer. Некоторые функции могут работать некорректно. Рекомендуем использовать другой браузер.

Царство снега

kamchatka_521288758_1600x350-da.jpg

Перемещаясь на девять часовых поясов, мы ждем, что мир преобразится и мы окажемся за гранью обыденного. Если вы летите на Камчатку, так и будет

Это моя страна, но необычно здесь буквально все – начиная с многометровой толщины сугробов на улицах Петропавловска-Камчатского. Если же говорить о собирательном образе камчадала, то для меня он таков: целеустремленный, ездит на праворульной машине, на завтрак ест краба и папоротник, знает десятки видов неизвестных мне рыб и цену своим словам, ходит к шаману перед охотой, иногда жарит шашлык над ручейками вулканической лавы, всегда готов к встрече с медведем, умеет выживать в суровых погодных условиях.

К слову, зима здесь длится с ноября до мая, а пурга может бушевать неделю. Я же приехала в марте: именно этот месяц идеально подходит для хелиски – катания на лыжах и сноубордах с заброской на гору вертолетом.

Петропавловск-Камчатский со всех сторон обступают заснеженные конические сопки, прямо в городе есть несколько горнолыжных баз, но они, конечно, не стоят того, чтобы лететь так далеко. Другое дело – хелиски. Первые коммерчес­кие полеты на вертолетах для лыжников начались лет двадцать назад, и сейчас компаний, предлагающих такие услуги, больше десятка. Здоровая конкуренция приводит к разбросу цен, но не стоит поддаваться желанию сэкономить: как правило, большая стоимость означает, что гид будет лучше, организация – четче, а пилот – круче, то есть сможет высадить вас на самом узеньком гребне горы. В любом случае это обойдется намного дешевле, чем в Европе или Америке. Наконец-то наступает волшебное утро первого рейда. Зазубрив правила высадки (проверяем, все ли застегнуто; снарягу держим крепко, чтобы не улетела в винт; десантировавшись, отползаем в сторону и до отлета машины не встаем), мы загружаемся в Ми-8.

Новичков видно сразу: вооружившись фотоаппаратами, они стремятся занять места у иллюминаторов. В ближайшие двадцать минут я сделаю больше сотни кадров с изрезанной береговой линией, извилистыми лентами речушек, графичными охристо-коричневыми деревьями и сопками до горизонта. Вдруг одна из них начинает заполнять собой весь объектив. Прилетели!

Вертолет цепляется одной лыжей за склон и зависает над горой. Прижав к себе сноуборд, я прыгаю в мягкий снег и, барахтаясь в нем, освобождаю место для прыжка своим соратникам. Стрекот лопастей стихает вдали, и некоторое время мы стоим молча, завороженные величием гор. Наспех разминаемся и устремляемся вниз за гидом, оставляя волнистые линии на склоне. Первый спуск довольно простой: гид оценивает уровень катания группы, чтобы потом выбирать для нас наиболее интересные из безопасных маршрутов. Каждый раз внизу нас будет ждать вертолет и отвозить на новое поле целинного снега – это, конечно, самое приятное!

Уже после пары дней катания, напоминающего бесконечную ленту Мёбиуса, чудо перемещения в вертолете несколько блекнет. Дорогу до сопок и обратно воспринимаешь как проезд в маршрутке, лишь изредка поглядывая, что творится за бортом. А легкая боль в натруженных мышцах ног намекает, что пора бы и отдохнуть. На следующий день едем в долину реки Паратунки к юго-западу от Пет­ропавловска-Камчатского – отмокать в термальных источниках, славящихся своими целебными свойствами.

Бьющая из-под земли горячая вода, несущая в себе едва ли не полтаблицы Менделеева, – следствие вулканической активности региона, где почти в каждой сопке дремлет вулкан. Впрочем, некоторые из них и не думают затихать, но вроде бы проблем не доставляют – признанные достопримечательности. Самый зрелищный тур в нашей вертолетной программе – в кратер действую­щего вулкана Мутновский: прогулка между дымящимися фумаролами, характерный запах серы и нравоучительные рассказы гида в стиле «как-то один парень не послушался знающих людей, сошел с тропы, и сие кислотное озеро поглотило его в один момент». Напоследок поднимаемся на Вилючинский вулкан и спус­каемся прямо к берегу Тихого океана.

Для полноты картины отправляемся на гору Морозную, где к двум стареньким и одной новой линиям бугельного подъемника скоро добавится первая на Камчатке креселка. Скромность инфраструктуры компенсируется отличными видами на вулканы и обширной зоной внетрассового катания по лесу, где найдутся идеальные участки для первых опытов такого рода: уклон совсем не пугающий, гнутые ветром розовые березы расставлены нечасто. Из других горнолыжных баз стоит посетить «Красную сопку», причем лишь ради панорамы Авачинской бухты, от кромки которой расползаются по городу прямоугольники пятиэтажек. Забавно, что на некоторые городские сопки, когда не работают подъемники, забрасывают на такси. Ратраки и в первую очередь снегоходы выручают в более диких местах, позволяют открывать новые спуски. Но среди местных ребят с каждым сезоном все больше поклонников самого экологичного и спортивного метода – на своих двоих: бэккантри на лыжах с камусами или на снегоступах.

Мы же ограничены во времени, а потому снова выбираем вертолет. На аэро­дроме Елизово помогаем грузить дрова: едем в место, довольно удаленное от цивилизации даже по местным меркам: всего несколько домиков, столовая, помывочная и купальня на горячих источниках. Прочие удобства – в деревянной будке, полностью засыпанной снегом. Если вьюга заносит ­ведущую к строению тропинку, утром ее приходится искать интуитивно, вооружившись лавинными лопатами. И никаких интернетов-телефонов, кроме спутникового на экстренный случай. Он, кстати, судя по всему, сломан. Когда лежишь в купальне ночью, видно только белый силуэт горы, кусок мерцающего иссиня-черного неба и ровно одну звезду. Больше и не надо: она дает надежду на ясный завтрашний день, а значит – на летную погоду.

Кругом все белое и мягкое. Скорости не чувствуется, сноуборд бесшумно скользит как по маслу. Вдруг краем глаза я замечаю некую странность – 3D-эффект, перемещающийся вниз вместе со мной. Оказалось, три куропатки, которые, по-видимому, тоже не ожидали меня увидеть, вспорхнув, зачарованно летели за мной некоторое время. А буквально на следующий день под канты моему другу чуть не попал заяц. На наше счастье, до медведей дело не дошло.

Очередной мощнейший снегопад, и все мы, включая самых крутых в группе, нещадно вязнем в рыхлом снегу на пологих участках. Выпрашиваю отвертку и переставляю крепления на борде назад. Мне повезло – я легкая, и этот метод срабатывает: теперь нос доски уверенно всплывает, позволяя набрать скорость – такую, что воздух свистит в шлеме, все остаются позади, а я вдруг догоняю гида. Правила гласят, что гид всегда должен быть впереди, но он машет рукой – мол, давай, жги, не останавливайся! Внизу, свесив лопасти, привычно ждет вертолет.

Кстати, на Камчатке еще есть серфинг. Но это, понятное дело, уже совсем другая история...

Советы

  • На путешествие надо выделить хотя бы две недели: не каждый день стоит летная погода. А если вы прибыли из часового пояса, сильно отличающегося от местного, не гонитесь за спортивными подвигами в первые дни. Для быстрой адаптации к новому распорядку дня больше бывайте на воздухе: отправляйтесь на экскурсию или на термальные источники.
  • Лучше лететь компанией единомышленников с примерно одинаковым уровнем катания. Вертолет Ми-8 вмещает до 15 человек, и тем же составом вы будете проводить время в метель, если поселитесь на небольшой турбазе.
  • На память можно купить деревянную фигурку ворона Кутха. Согласно легенде, он первым проехал на лыжах по свежесозданной им же земле. По традиции фигурки положено «умасливать» – смазывать жиром область вокруг пупка.

Текст: Елена Воднева

Опубликовано на сайте: 30.09.2016