warning!Вы используетеInternet Explorer. Некоторые функции могут работать некорректно. Рекомендуем использовать другой браузер.

К югу от Пханмунчжома

1600x350-SouthKorea-1.png

Туннель, ведущий в заповедник, закуска, ставшая символом нации, и объединяющий всех напиток, подаваемый тазиками

В представлении большинства Южная Корея – это мегакорпорации, производящие модные гаджеты и удобные автомобили, острая морковка и прочие маринады, а с недавних пор и Пан Ги Мун, отплясывающий под Gangnam Style. При этом колоритные рынки, живописные ландшафты и древние храмы вроде как являются лишь довеском к корейскому (читай: сеульскому) экономическому чуду и отдельно не рассматриваются.

Начнем с того, что Корейский полу­остров – родина нации, ныне поделенной на две части, но сохранившей один язык и этнический состав. Разграничительная линия проходит по созданной еще в 1953-м демилитаризованной зоне, последнему реликту холодной вой­ны. Ее ширина – 4 км, а длина от берега до берега полуострова – около 241 км.

Для Южной Кореи обнесенная высокими заборами с колючей проволокой и смотровыми башнями, защищенная противотанковыми ежами и минными полями ДМЗ – не только постоянное напоминание о противостоянии с северным соседом, но и одна из самых необычных достопримечательностей. Тем паче что находится она в 55 км от Сеула, добраться сюда можно всего за час. Зарабатывает на поездках сюда и КНДР, демонстрируя иностранцам свою боеспособность и неприступность, – кстати, в скором времени власти этой страны даже обещают запустить вертолетные экскурсии над ДМЗ.

В любом случае большинство объектов зоны доступны лишь участникам организованных экскурсий, все посетители должны иметь при себе паспорт и могут фотографировать, только имея на то разрешение. Да и «сталкерам» поживиться здесь нечем – на память захватить можно разве что сувенирную тарелку, коробку конфет или открытку.

С южной стороны осмотреть можно, по сути, лишь нежилую деревню Пханмунчжом, где до сих пор ведутся вялые переговоры о перемирии. В коммунистической части роль витрины страны играет поселение Гижон-дон – потемкинская деревня, где никто и никогда не жил. Огромные, величиной с дом, динамики разносят по окрестностям пропагандистские спичи, на 160-метровом флагштоке развевается 300-килограммовый стяг – с южной стороны все это можно увидеть лишь в хороший бинокль со смотровой площадки горы Торасан. Тут же расположена и одна из станций транскорейской железной дороги, которая соединяет двух враждующих соседей. Вот только прокатиться на поезде могут лишь те немногие счастливчики, кому разрешено беспрепятственно передвигаться между странами.

Лежащая за пределами ДМЗ станция Имчжингак – самая популярная часть экскурсии из Сеула. И самая северная точка, куда открыт доступ для южных корейцев, – дальше можно только иностранцам. Тут, помимо прочего, можно увидеть изрешеченный пулями локомотив, 21-тонный бронзовый «колокол мира» и различные памятники, посвященные павшим в боях Корейской войны или погибшим в результате дальнейших конфронтаций. Здесь же находится Мост свободы, на котором происходил обмен военнопленными, и большой парк мира Нури, где одновременно могут разместиться до 20 тысяч человек.

Весьма интересен и Третий инфиль­т­рационный туннель – он был вырыт шпионами из КНДР для того, чтобы незаметно наблюдать за южанами. Этот подземный лаз на 70-метровой глубине длиной более полутора километров был обнаружен в 1978 году. В наши дни туристов катают по нему в открытой вагонетке, предварительно заставив надеть каски. Говорят, всего под ДМЗ пролегает как минимум два десятка туннелей, но сколько их на самом деле – не скажет никто. И еще один любопытный момент. Неусыпный надзор двух Корей превратил ДМЗ в своего рода заповедник – ее холмы и долины, леса и озера, реки и ручьи стали родным домом для тысяч растений, сотен видов птиц (в том числе и находящихся на грани исчезновения маньчжурских журавлей), десятков видов животных. Но у нас всего один день, а значит, пора возвращаться в столицу.

Сеул словно списан с мультфильма «Футурама» – сверкающие небоскребы делового центра, оживленное движение на запруженных улицах, гудящие эскалаторы торговых центров. Все это современное великолепие в стиле хай-тек преспокойно уживается со старинными дворцами, умиротворенными парками и уютными кварталами с традиционными корейскими домами ханок. Но как известно, непреложный закон путешественника гласит: «Хочешь понять страну – шагай на рынок». В этом смысле развернуться в Корее, и особенно в Сеуле, есть где. Вообще говорят, что пол-Кореи – один большой рынок, и, несмотря на последние достижения цивилизации в виде торговых аркад в подземных переходах, многоэтажных моллов и гипермаркетов, тут нередко попадаются и самые настоящие тряпично-блошиные рынки, занимающие огромные территории.

Из наиболее примечательных мест – крупнейший в стране круг­лосуточный рынок Намдэмун и район Мёндон, совмещающий в себе гигантский квартал современных бутиков и классическую восточную барахолку с вереницами съестных рядов. По мощеным улочкам Мёндона пробираться приходится с трудом, прорываясь сквозь толпы людей с охапками пакетов. Причем большинство торговых марок обычному человеку неизвестно, и потому вздыхаешь с облегчением, видя международные бренды в сплошном потоке неведомых наименований.

Но не только ради мании потребления стоит приходить на сеульские рынки, отнюдь нет – дело в том, что именно здесь водится самая колоритная местная еда. В целом в вопросах питания местные жители довольно-таки жестко противостоят мировому глобализму в лице вездесущих сетей фастфуда, хотя «Макдоналд­с» популярен и здесь. Не стоит также забывать, что именно корейцы воплотили в различного рода «дошираках» (которых тут великое множество) светлую мечту офисных работников о быстром горячем питании. Однако старое поколение не спешит отказываться от милых сердцу национальных блюд.

Гвоздь любого стола и главная икона для корейцев – кимчи, приготовленные особым образом овощи, и преж­де всего кимчи из капусты – пэчу. Этими хрустящими и довольно острыми маринадами, подаваемыми перед основными блюдами, разминаются посетители уличных ресторанчиков в ожидании заказанных кушаний. У каждого заведения есть собственный авторский рецепт и специальный холодильник для кимчи с особым температурным режимом. Неудивительно, что экономика государства движется вперед семимильными шагами, если даже к своей закуске корейцы относятся с таким пиететом!

Еще здесь едят пибимпап – рис, перемешанный с яйцом, овощами и мясом, пулькоги – барбекю из говядины с овощами и кальби – говяжьи ребрышки. Корейский вариант суши (их здесь называют кимбап) продают в любом магазине: это вполне универсальная закуска, только гораздо вкуснее и полезнее сухариков или чипсов. Географическим положением Южной Кореи обусловлено изобилие всевозможных морепродуктов – свежевыловленной рыбы, обожаемых корейцами кальмаров, креветок, осьминогов и морских моллюсков. А вареные личинки тутового шелкопряда, которые продают в стаканчиках на каждом углу, могут стать вполне недвусмысленным способом «заморить червячка» в течение дня.

И напоследок стоит заскочить в одно из национальных питейных заведений – макколейную. Макколи – это такой мучнисто-белый слабоалкогольный напиток из риса, сладковатый и отдающий дрожжами. Корейцы – не дураки выпить, хотя не буянят и не дебоширят, так что тесные помещения макколейных обычно заполнены до отказа.

Стремительные официанты, носясь меж столиков, мечут тарелки с жареной рыбой и, натурально, тазики с макколи, на пенной поверхности которого качаются пластиковые ковши. Это минимальный, необходимый и достаточный объем потребления чудо-напитка. Но главное здесь, как всегда, не перегнуть палку и не осушить больше трех тазиков, иначе крепкая головная боль наутро гарантирована.

Детали

  • Ежедневный рейс Аэрофлота прибывает в аэропорт Инчхон, расположенный в 52 км от Сеула. Дорога на автобусе или такси до большинства столичных отелей может занять около полутора часов, поезда-экспрессы добираются до центра города за 43 минуты.
  • Развитая транспортная и туристическая инфраструктура делает Корею идеальной страной для самостоятельных путешествий. Ездить по стране на арендованном авто – одно удовольствие. Стоимость проката – от $60 в день, включая страховку.
  • Главные достопримечательности страны соединены сетью отличных автодорог. Столицу с городами и даже самыми удаленными деревнями связывают поезда и скоростные автобусы. А в Сеуле с каждым годом становится все удобнее передвигаться на велосипеде.

Текст: Алексей Пономарев

Опубликовано на сайте: 28.10.2016