warning!Вы используетеInternet Explorer. Некоторые функции могут работать некорректно. Рекомендуем использовать другой браузер.

Где раки зимуют

France_1600x350(1).jpg

Стоит ли отстегивать лыжи, чтобы нацепить ласты, а также что общего у космонавта и контуженного кита

Я стою посреди замерзшего озера над полыньей, которая кажется порталом в космос. Вода черная и гладкая, как стекло. О ее температуре даже думать страшно, но ни о чем другом думать не получается. Инструктор хлопает меня по плечу и кивает на черную дыру: «Пора!» О черт, и зачем я только согласилась?

Горнолыжный курорт во французской Савойе имеет веселое и звонкое имя – Тинь. Его построили в 1950-х, когда никому еще в голову не приходило маскировать новые станции для катания под исторические савойские деревушки. Поэтому Тинь вряд ли можно назвать уютным и колоритным. Зато здесь все спланировано так, чтобы лыжникам было удобно. Несколько поселков связаны между собой скибасами, чтобы люди расселялись равномерно и по утрам у нижних станций канаток не скапливались очереди. Комплексы апартаментов и многоэтажные отели стоят ярусами и имеют прямые выходы на склоны – кататься можно прямо от порога. Кафе, клубы, супермаркеты, магазины и центры проката кучкуются на площадях, которые есть на каждом ярусе. Все продумано, все близко, все под рукой – то, что прописал бы любой горнолыжный доктор. А эстетические запросы удовлетворяют красивейшие горные панорамы.

Тинь – курорт спортивный. Сюда едут не для того, чтобы сделать два поворота на пологом выкате и осесть на террасе с глинтвейном, не за гастрономией, не за шопингом и не за спа – сюда едут за хорошим катанием. Общий скипасс «женит» Тинь с соседним курортом Валь-д’Изер, и общими усилиями они образуют одну из крупнейших в Европе зон катания Espace Killy, названную в честь легендарного французского горнолыжника, председателя комиссии МОК по подготовке сочинской Олимпиады Жан-Клода Килли. 300 км трасс, четыре сноупарка, 10 000 га склонов, пригодных для фрирайда, – в общем, на скуку тут никто еще не жаловался.

Тем более что, помимо покатушек, Тинь предлагает великое множество активных развлечений для тех, кому мало адреналина. Например, ледовое ралли и картинг на льду, полеты на параплане над Альпами, ледолазание, сноубайк. Или вот погружение под лед – один из самых экстремальных и редких видов дайвинга, требующий многолетних тренировок и сертификатов. Но в Тине условия уникальные, они позволяют так организовать процесс, что погружение становится доступным даже для полных чайников. Таких как я, например.

Я не дайвер (и вообще плаваю так себе), подвержена легкой клаустрофобии, терпеть не могу холодную воду. Черт, как, как я могла на это подписаться?! Но метаться поздно. Деньги уплачены, бумажки с согласиями подписаны, друзья с камерами выстроились почетным кругом.

Озеро Тинь (2100 м над уровнем моря) покрыто льдом пять месяцев в году. Вода в нем ледниковая, невероятно холодная и невероятно прозрачная, а глубина составляет от шести до 12 м. В толще льда выпилены круглые отверстия (айс-дайверы их называют майнами), между ними под водой на метровой глубине натянуты веревки – ходовики. Новички с инструктором ныряют в первую полынью, затем по веревочке перемещаются подо льдом от одной майны до другой, проводя за этим занятием приблизительно полчаса. Затем все выбираются наверх – и вуаля: аплодисменты, шампанское, селфи с аквалангом, приятное чувство собственного героизма и воспоминания на всю жизнь. Отличный план, главное – решиться нырнуть в эту чертову полынью. Инструктор нетерпеливо дергает за рукав. Теперь точно пора...

Первым испытанием оказывается сухой гидрокостюм. Его надевают поверх термобелья и теплых носков – в воде ведь действительно чертовски холодно. Тесные штаны и рукава из толстой плотной резины никак не желают налезать. Мне помогают застегнуть молнию на спине и натянуть тугой капюшон. Лицо полностью закроет маска, а на рукава навинчиваются, словно крышка на банку, толстые перчатки. Подледный дайвинг – тот редкий случай, когда действительно можно выйти сухим из воды.

Облачившись во всю положенную амуницию, я чувствую себя как космонавт, выходящий в открытый космос. И двигаюсь примерно с той же грацией. А Альбан Мишон – лучший инструктор дайв-центра – уже болтается в полынье, чтобы утащить меня под лед, в черную воду. Сажусь на край майны. Затаив дыхание, опускаю ноги в полынью и... ничего не чувствую. Сухой гидрокостюм надежно защищает от любого контакта с враждебной средой. На меня надевают ласты, баллоны, обвязки с грузом и страховочными тросами, дают последние инструкции – как держать загубник, как дышать, какими знаками объясняться.

Погружение абсолютно безопасно, в любой момент я могу жестами объяснить, что мне надо наверх, и меня тут же вытащат. Альбан – один из самых опытных подледников в мире, ему случалось нырять даже на Северном полюсе. Повторяю себе все это в третий раз, а сердце все равно колотится от страха. Подсознание предательски проигрывает в голове мелодию из «Титаника». Но пути назад нет. Зажмуриваюсь. Набираю воздуха. Поднимаю руки в неловких синих перчатках. И соскальзываю в бездну. Альбан ловко меня подхватывает и медленно тянет на глубину. В маску проникает немного пугающей воды, но зашкаливающий адреналин не дает почувствовать холод. Куда больше меня беспокоит мысль, что между мной и воздухом с полметра льда.

Когда я наконец решаюсь открыть глаза, дыхание снова перехватывает – но уже не от страха. Тут невероятно красиво. Снаружи майна выглядела черной дырой, изнутри же она – столб синего света. Он уходит в глубину, преломляясь, отражаясь, рассыпаясь веером тонких лучей. Говорят, в солнечные дни можно даже увидеть подводную радугу, но сейчас наверху валит снег, и подледный мир переливается совсем как в фильме «Голубая бездна» – кстати, сцены айс-дайвинга Люк Бессон снимал здесь, в Тине.

Ледовая толща изнутри покрыта причудливыми узорами и трещинками. Пузырьки воздуха от аквалангов собираются в них сверкающими шариками, которые то сливаются, точно ртуть, то расползаются в стороны. Альбан играет с ними, жонглируя и закручивая в жемчужные водовороты. Я хотела бы присоединиться, но в своем неуклюжем скафандре едва могу пошевелиться. По­этому просто дрейфую на страховочном конце за проводником, словно контуженный кит. Впереди снова появляется столб света, будто кто-то включил голубой прожектор, – майна. Пора подниматься. О черт, так быстро?

«Повторим?» – спрашивает Альбан напоследок, и я уверенно киваю. Школа подледного дайвинга в Тине зимой работает весь световой день, а по средам и субботам еще и ночью. Инструкторы уверяют, что нырять в полнолуние – ни с чем не сравнимое впечатление.

Если понравится, можно не ограничиваться тренировочным погружением, а пройти курс обучения, по окончании которого выдаются сертификаты Ice Diving и Dry Suit Diver, позволяющие нырять глубже и видеть больше. И если представится удобный случай, я непременно это сделаю. Надо же, в конце концов, узнать, где раки зимуют.

Советы

Где еще заняться подледным дайвингом

- Валлнорд, Андорра. Чтобы понырять в высокогорных озерах Аркалиса, нужно либо быть отличным лыжником, либо обладать изрядным упорством. Добраться до места погружения можно лишь двумя способами – спустившись на лыжах с вершины по диким склонам или взобравшись из долины на снегоступах. На месте ждут ребята из команды Diving Andorra с оборудованием, нырять берут даже тех, кто вовсе не умеет плавать.

- Нильмогуба, Россия. Туристический центр «Полярный круг» организует подледный дайвинг в Белом море. Условия уникальные: видимость 30–40 м и невероятно разнообразный подводный мир (есть даже кораллы и актинии). Зимний лагерь – несколько обогреваемых домиков на полозьях – доставляют к точке погружения при помощи снегоходов. Для участия в программах требуются сертификаты PADI.

- Шпицберген, Норвегия. Чтобы понырять в высокогорных озерах Аркалиса, нужно либо быть отличным лыжником, либо обладать изрядным упорством. Добраться до места погружения можно лишь двумя способами – спустившись на лыжах с вершины по диким склонам или взобравшись из долины на снегоступах. На месте ждут ребята из команды Diving Andorra с оборудованием, нырять берут даже тех, кто вовсе не умеет плавать.

Текст: Ольга Яковина

Опубликовано на сайте: 07.09.2017