warning!Вы используетеInternet Explorer. Некоторые функции могут работать некорректно. Рекомендуем использовать другой браузер.

Дирндль и ледерхозен

1600x350-Munich.png

От высокой кухни до пива с рулькой, от бала до бара и все 3300 метров Кандагара – от старта до финиша

Сказать, что по возвращении из рабочей поездки в Мюнхен мне было неловко распаковывать чемодан, из которого выпадали боа, ажурные чулки, лыжные перчатки и (что совсем уж никуда не годится) галстук, – не сказать ничего.

А ведь я всегда заочно недолюбливала Германию. Весь этот «дойче квалитат, киндер и кюхен, практиш-квадратиш»... Так бы я ее и сторонилась, если бы в один прекрасный день контору, в которой я работаю, не купил крупный немецкий концерн и не решил активно приобщать нас к корпоративной культуре.

По приезде одного из моих коллег уже ждал в отеле давно обосновавшийся в Мюнхене одноклассник. Энергично обняв и встряхнув Павла, с которым они не виделись лет семь, бывший сооте­чественник отрекомендовался Андреем и твердо дал понять, что ужинать мы будем вместе. Гордый принадлежностью к миру машиностроения, он заговорщицки нашептывал что-то о местах для посвященных, конструкторском дизайне, об удобных кожаных креслах, авторской кухне и столах из дорогого дерева.

Едва оставив багаж в номерах, мы оказались в одном из, как выяснилось позже, самых вкусных и эмблематичных ресторанов Мюнхена – EssZimmer. Вот так, с первого момента, мне пришлось признать, что немцы понимают не только в инженерии, но и в еде и, я бы даже сказала, в красоте. «Качество встречается с изяществом», – подытожил Андрей. «И c мощностью», – хором добавили Павел с Сергеем, которые не могли пережить того, что в мир их обожаемых авто мы сегодня уже не успеем попасть.

Основной рабочей новостью следующего дня стало интригующее откровение: в Мюнхене сейчас – период карнавалов. Он тянется практически от Дня Всех Святых до Пасхи. Меняются декорации и дислокации, но куда ни кинь – балы, концерты и народные гулянья. В этой связи немецкие коллеги пообещали пятничный ужин с сюрпризом.

Вечером пиво с рулькой наконец догнало меня. Всех повели в Palais Keller – традиционный баварский ресторан с длинными столами, оленьими рогами на стенах, отличным видом на Мюнхен и вредной мужской едой, которую подносят крепкие официантки с щедрым декольте. По домам нас отправили на трамвае, для пущего нетворкинга прямо там же разливали глинтвейн. От присыпанных снегом улиц Мюнхена веяло деликатной нежностью и спокойствием, за окном мелькали площади, театры, церкви, а Пинакотека футуристично вырисовывалась в запотевших окнах. Нас даже подвезли к дворцу Нимфенбург, прокатили мимо Олимпийского стадиона и вернули в центр.

Пятничный день был полурабочим. Утром я решила пройтись через Английский сад, который зимой выглядел невероятно романтично. Озеро Клейнхессенлое замерзло, и отдельные энтузиасты уже катались по нему на коньках. Я попыталась представить, как летом местное население загорает здесь в чем мать родила, и, плюнув на это дело, поплелась в офис.

После обеда нам устроили прогулку по городу, которая началась с башни церкви Святого Петра. День был солнечный, Мюнхен рассыпался под ногами черепичной мозаикой, на Ратхаусе отмеряли время знаменитые часы, и Альпы на горизонте казались такими близкими, что до них хотелось дотронуться. Гид сыпал байками, прославляющими баварскую смекалку, хороший аппетит и любовь к выпивке. Все вокруг живо свидетельствовало о благосостоянии и жизнелюбии горожан. В соборе Богородицы чинные прелаты исповедовали белокурых гражданок, рядом, в Hofbräuhaus, весело стучали кружками по массивным столам усачи в кожаных шортах, на рынке Виктуалиенмаркт закутанные в пледы торговки бойко продавали брецели и колбаски, клубничное варенье и какие-то не по-зимнему свежие овощи-фрукты. Покупатели, разрумянившиеся не столько от мороза, сколько от посещения Der Pschorr, где фирменное пиво наливают прямо из деревянных бочек, азартно затаривались локальными и заморскими продуктами, а также обмывали успешные гешефты – кто грогом, кто глинтвейном.

Закончился наш тур посещением Мюнхенской резиденции – музейного комплекса, блестяще соединяющего в себе ренессанс, барокко, рококо и классицизм. Я, конечно, немедленно забыла биографии всех герцогов и курфюрстов, но детский восторг от того, что я с разбегу проехалась в своих скользких сапожках по мраморному полу под великолепием сводов Антиквариума, запомнится надолго.

В отеле ждал сюрприз – баварский национальный костюм. К нему прилагалось пояснительное письмо: после ужина состоится бал, и если глубокоуважаемая госпожа (это про меня) будет столь любезна и наденет сей прекрасный дирндль, то все будут просто счастливы ее в нем лицезреть. Впрочем, если госпожа предпочитает вечернее платье, то выбор наряда остается всецело на ее усмотрение. Дирндль так дирндль. Вот же названь­ице. Впрочем, если фестиваль – фашинг, то что еще прикажете надевать?

Затягивая шнуровку, выгодно подчеркивающую сходство женской фигуры с гитарой, я раздумывала: придут ли наши коллеги-мужчины в кожаных шортиках и угадали ли организаторы с размерами? Как выяснилось, этот их ледерхозен тоже довольно ловко регулируется пуговицами и завязками. Но даже если костюм по тебе, сложно не выглядеть комично в гольфах и с карманом вместо ширинки, если, конечно, ты не одеваешься так с младых ногтей. Дамы же были на высоте: как будто к ним забегала фея и чудным образом уменьшила талию, увеличив при этом перси.

В арендованном под эвент Баварском национальном музее мы оказались не одни. Кроме сотрудников моей славной компании, по выстланной красным ковром лестнице поднимались многочисленные барышни-крестьянки, принцессы, добропорядочные бюргеры и господа во фраках. Мазурка сменялась вальсом, вальс – Like a Virgin Мадонны, потом следовало уж какое-то совсем дикое попурри. Московские коллеги и местные новые знакомцы поддерживали уровень секта (немецкое игристое) в бокалах на постоянном уровне (отнюдь не методом воздержания), градус веселья нарастал.

В зале царила атмосфера сельской свадьбы с уклоном в венский бал, и, невзирая на периодические вступления конферансье и каких-то немецких комиков, мы чувствовали себя своими на этом празднике жизни. Внезапно, словно в индийском сериале, выяснилось, что Павел и один из немцев собираются в следующем году участвовать в триатлоне Ironman. А у нас с Павлом одинаковые велики (коллекционная модель!), и вообще мы – самые родственные души. «Надо что-то делать» висело в воздухе.

Решили ехать на другой бал, на ра­диостанции. Там основной темой был бразильский карнавал, и в баварских нарядах мы выглядели особенно уместно. Но это уже никого не смущало. В пылу баталий я поднялась покурить на смо­тровую площадку с двумя будущими «­айронмэнами».

Олаф невразумительно тыкал пальцами, показывая, где он живет и где работает, а потом произнес роковую фразу: «Но следующую неделю я проведу в своем домике в горах – буду на лыжах кататься». Повисла пауза. «Да, а мы с Серегой тоже как раз собирались на выходные рвануть, даже костюмы взяли, но совершенно ничего не забронировали. Наверное, просто съездим в замок ­Нойшванштайн», – погрустнев, проронил Павел. Не знаю, что там происходило потом, но полчаса спустя на танцполе ко мне подбежал разгоряченный Паша, обмотанный каким-то диким боа.

– Едем! На лыжи! Прямо сейчас!
– У меня самолет послезавтра.
– Поменяешь! Лыжи – напрокат! – прокричал он.
– Да у меня даже костюма нет.
– У жены Олафа такой же размер, наверное, – победоносно произнес Паша и потащил меня к Олафу и Сергею. – Она едет с нами!

Олаф был готов сразу везти нас в горы, но, пока добирались до отеля, он посерьезнел, отклеил фальшивые усы, посмот­рел на часы и очень трезво сказал: «Так, едем завтра. Соберите чемоданы, поспите немного, в семь заберу вас из оте­ля, а в девять уже будем на склоне».

Я выдохнула: конечно, он не приедет. Но в семь утра Сережа с Пашей тарабанили в мою дверь, а Олаф ждал внизу в машине. С женой. У которой мой размер. Жена была сдержанно мила, а Олаф даже радостен. И часа через полтора мы действительно оказались в горнолыжно-курортном Гармиш-Партенкирхене.

Колокольный звон деревенской церкви не добавил ощущения реальности происходящему. Не помог и кофе. Путая рост с весом в пункте проката, я параллельно названивала в агентство, пытаясь поменять дату вылета домой и лепеча что-то уж совсем несуразное. Парень, налаживавший крепления, понимающе подмигнул: «Проснешься на Кандагаре». Так и случилось. В себя я пришла, оказавшись в зоне «свободного падения» культовой трассы, и под транспарантом Ski like the champions! проехала уже как цветочек. Ребята тоже словно заменили батарейки: обсуждали, как завтра мы встанем в шесть утра и поднимемся на ледник Цугшпитце. После отличного дня катания часам к четырем мы подъехали к скибару Kandahar-2, где уже отплясывали истинные лыжники и приехавшие на подъемнике лентяи. Продолжили мы этот интенсивный день в Alpspitz-Wellenbad – лучшем в мире бассейне. Только представьте (впрочем, у вас все равно не получится): олимпийская дорожка с видом на Альпы, да еще и на закате, – такое сложно переплюнуть.

Прошлая бессонная ночь напоминала о себе, но мы решили не сдаваться и напоследок прошлись по какой-то деревенской ярмарке, закусив сосисками и глинтвейном. Будильник договорились поставить не на шесть, а на восемь.

А я, признаться, поставила свой на семь и тихо выскользнула утром из дома Олафа, чтобы первым поездом вернуться в Мюнхен. Было безумно обидно смотреть на сверкающие вершины и счастливчиков с лыжами, ждущих поезда в обратную сторону – на вож­деленные спуски. Но у меня же работа, самолет, «цигель-цигель и облико морале».

Вокруг Цугшпитце

Сезон с декабря по март. На леднике можно кататься до конца апреля.

Экскурсии из Гармиш-Партенкирхена, Грайнау или Айбзее по горной железной дороге на вершину Цугшпитце (2962 м), откуда открывается потрясающая панорама с 400 альпийскими пиками, – круглый год.

Скипасс Zugspitze – €43,5/79 (1/2 дня); Garmisch Classic – €41 (1 день); Top Snow Card (включает все зоны катания вокруг Цугшпитце, суммарно 89 подъемников и 207 км трасс) – €84,5/196/227 (2/5/6 дней); Garmisch Ski-Ticket (железнодорожный билет от Мюнхена и обратно плюс скипасс на 1 день) – €46/52 (Garmisch Classic/Zugspitze).

Кроме склонов две санные трассы, маршруты для беговых лыж, скитур, хелиски, сноупарк, походы на снегоступах.

Текст: Анна Порядинская

Опубликовано на сайте: 28.10.2016