warning!Вы используетеInternet Explorer. Некоторые функции могут работать некорректно. Рекомендуем использовать другой браузер.

Через тернии к тостам

France-ski_1600x350-2.jpg

Почему позор на трассе может привести к неожиданной встрече, а новый знакомый – спасти срывающуюся встречу Нового года

Сейчас, рекомендуя тот или другой горнолыжный курорт, я руководствуюсь преобладанием красных трасс: «Хорошая станция, спортивная, там мало детей и всех этих катальщиков в костюмах 1990-х годов, которые на лыжи раз в три года становятся», – говорю я голосом бывалой. И потом пускаюсь в рассказы о ледниках, делая попутно сравнительный анализ черничных пирогов и глинтвейна на спусках.

А начиналось все далеко не просто. Ну как... Не то чтобы «через тернии», но с сучком и с задоринкой.

Раскачали мои приятели компанию поехать в Альпы на Новый год... То, что кататься я не умею, то есть умею, но на беговых лыжах, на коньках и на санках, выяснилось уже в самолете. Но я была такая не одна. Была еще Оля, которая умела на водных. Сразу было решено, что мы с Олей пойдем в лыжную школу дня на три, а там посмотрим, как пойдет.

Первое, что мы обнаружили по приезде в наш альпийский домик, – выставленную на улицу какой-то католической рукой елку, и немедленно решили продлить ей праздник, забрав с холода к своему камину. Накупили сыру, ветчины, устроили гомерический раклет и вообще хорошо расположились. Раклет потребовал дижестива, и к трем утра камин украшала пустая бутылка арманьяка, предрекая, что утром в школу никто не пойдет.

Вышло как по писаному. Проснулись мы поздно, и, когда оказались на спусках, выяснилось, что послеобеденное занятие в школе через два часа. Мы с Олей не очень расстроились и были готовы скоротать время за горячим шоколадом, но наши полные энтузиазма друзья решительно потащили нас на трассы. Мол, сейчас мы по простенькой синенькой спустимся и на курсы пойдем уже подготовленные.

– Лыжи параллельно – едешь; носки сводишь, а пятки расставляешь – тормозишь.
– Ага, типа спагетти и пицца.
– Ага. Поехали!

То ли инструктаж был слишком краток, то ли ноги наши не были готовы к такому неожиданному повороту, но только ни ехать, ни тормозить не получалось. Получалось падать. Увидев, что катание сводится к тому, что каждые три минуты нас с Олей надо извлекать из снега и собирать по трассе лыжи, очки и крем от солнца, наши учителя слегка сдулись. Чтобы никого не мучить, мы с Олей решили спуститься вниз на подъемнике и спокойно пойти в школу.

Ребята радостно поехали вниз, а мы, благо отпадали недалеко, вернулись назад. О, ошибка дебютанта! Конечно, обычный подъемник с креслами не берет пассажиров вниз. Увидев первобытный ужас, который отразился на наших лицах при мысли, что сейчас мы будем спускаться по трассе одни, парень, заведовавший подъемником, сжалился и рассказал, что, спустившись на 50 м, можно сесть на другие кресла – они поднимут нас к кабинкам, в которых уже можно спуститься в самый низ.

Вид с кресел на заснеженные ели, змейки спускающихся вниз деток из лыжной школы, ресторанные террасы, где уже собирались к обеду, вернул нам благостное расположение духа, и ничто не вызывало сомнений: через пару дней мы будем так же ловко и элегантно рассекать по склону, как «во-о-он та красотка в голубом костюмчике». На этом месте подъемник заело. Не успели мы обсудить, в чем дело, как выяснилось, что дело в нас – мы как-то зазевались и не заметили, что проскочили съезд, а теперь весело болтаемся в двух метрах от земли под саркастическими взглядами сидящих за нами лыжников и станционных служащих. Оставалось лишь спрыгнуть и, натянув шапку на глаза и вжав голову в плечи, бочком отползти от места позора. Вера в возможность скорого участия в слаломе снова была на нуле. Зато в школу мы пришли смиренные и благодарные. А через три дня уже были готовы выйти из-под крыла инструктора и следовать за нашими друзьями.

Тут надо сказать, что столовались мы на станции – сателлите Трех Долин. У курорта Орель есть пара своих маленьких подъемников, но чтобы попасть в большой домен, нужно сесть на длинный подъемник. Ну и вернуться тоже можно только на нем. До 16.30. Это время мы запомнили и пустились в долгое плавание.

А было дело 31 декабря. Между обедом в Валь-Торансе и глинтвейном в Куршевеле предновогодний день проходил без спортивных подвигов. Стрелка часов медленно, но неуклонно близилась к четырем, и все уже собрались на последний спуск, после которого подъемник подвозит к кабинкам, направляющимся в нашу деревню. Но я так раззадорилась, что поддалась на провокационное предложение «еще по одной» и с двумя самыми заядлыми лыжниками двинулась наверх.

Тут наши приключения и начались. Наверху оказалось, что из-за подготовки к спуску с факелами синяя трасса уже закрыта, а заехать по красной я еще не была готова ни морально, ни физически. Но делать нечего. Конечно, сейчас я бы спустилась по ней на одном дыхании, но тогда слезы застили глаза и я проклинала тот день, когда впервые застегнула лыжные крепления. Впрочем, худо-бедно, под одобрительные издевательства Юры с Костей, где на попе, где на боку вниз я спустилась, и все бы ничего, но когда мы наконец очутились у подножия заветных кресел, отделявших нас от связки с Орель, выяснилось, что исключительным образом – эк-сеп-сьо-нэль-ман – их остановили в 16.00. На часах было 16.10, и все работники уже оперативно разошлись готовиться к Новому году. Об этом, конечно, было написано, как и про факелы, но кто же такое читает?

Не к кому было падать в ноги с просьбой запустить карусель в последний разок. Выход один – вниз. Так около пяти часов вечера мы оказались в Куршевеле. От нашего гордого поселка нас отделял перевал через MassifdelaVanoise или 130 км дороги (€200 на такси). Как говорится, ужас, но не ужас-ужас. Чтобы проглотить эту пилюлю, мы зашли выпить успокоительного в LesFlocons.

Не успели принять шартрез, как перед нашим столом возник человек, представившийся Георгием, в котором все выдавало грузина.

– А вот вы, девушка, Анна? – пристально меня разглядывая, неожиданно спросил незнакомец. Минутное замешательство быстро разрешилось: оказывается, падая по пресловутой красной трассе, я выронила права, которые неизвестно зачем взяла с собой. Георгий – орлиный глаз – их заметил и «ай как расстроился, такая симпатичная девушка на фотографии, и ведь будет переживать».

Слово за слово – Георгий оказался за нашим столом, и мы уже взахлеб рассказывали, как стали жертвами новогодних приготовлений.

– Так оставайтесь с нами, – радостно предложил новый знакомый. – Тут шале на шестнадцать человек, а нас пока пятеро, и вот еще двое сегодня приедут.

Мы стали робко отказываться от такого неожиданного радушия. У нас друзья за горой, и елка, и вообще. Тут у Кости зазвонил телефон. Наши взволнованные друзья уже успели закупиться провиантом, пришли в дом, а там какая-то проблема с электричеством – холодильник разморозился и не работает плита.

В этом свете Георгий и его шале с бассейном и видом на спуск с факелами начали играть новыми красками...

– Слушай, друг, ты говорил, к вам еще кто-то должен сегодня подтянуться. А откуда? – закинул удочку Юра.
– Брат с женой, они из Турина едут.

Турин оказался решающим фактором, так как трасса проходит через Орель. Вся возня и метания предыдущего часа разрешились за пару минут. Жора – этот барьер был моментально сломлен – звонил брату и узнавал, поместятся ли к нему еще четверо. Наши друзья паковали шампанское и праздничные костюмы. В девять вечера, нарядные и довольные, мы уже откупоривали первую бутылку, чтобы встретить Новый год по тбилисскому времени. Пили за дружбу народов, за то, чтобы все возможные неприятности наступающего года разрешались так же просто, как наши предновогодние злоключения, и снова за дружбу.

Год вышел удачным, а я даже снова поверила в Деда Мороза.

Детали

- О том, что Куршевель – это не только баня с шампанским, но и станция в самом большом горнолыжном домене Франции, знают почти все. А вот о том, что одной из самых удобных в плане отдыха деревень в долине является Орель, – немногие.

- Савойская деревушка расположена на высоте 800 м в 90 км от Шамбери, в 115 км от Гренобля и Турина и в 180 км от Женевы. Курорт Орель связан с Валь-Торансом – самой высокогорной станцией Французских Альп. Новички могут купить скипасс на Орель–Валь-Торанс (150 км спусков с гарантированным снегом).

- Через Валь-Торанс легко расширить горизонты до долины Бельвиля (Сен-Мартен-де-Бельвиль, Ле-Менюир) и умножить на два километраж спусков. Самые заядлые лыжники могут продолжить прогрессию, взяв скипасс на Три Долины – 600 км спусков, объединяющих еще и Брид-ле-Бен, Мерибель, Ла-Танья и Куршевель. С большим доменом маленький Орель связан гондолами 3 ValléesExpress.

Текст: Анна Порядинская

Опубликовано на сайте: 01.08.2017